Интервью с Александром Федоровым

Известнейший бодибилдер Александр Федоров, безусловно, добился в болибилидинге очень многого. Но мы просто уверены, что это только начало. Нам повезло встретить его на IronMan и задать несколько вопросов.

Альберт: Александр, Вы, несомненно, являетесь одним из самых ярких атлетов, представляющих Россию на профессиональной бодибилдинг сцене. Хотелось бы узнать, как к нашим ребятам относятся за границей? Какое отношение судей? Какое отношение простых людей?

Александр Федоров: Парадоксально, но там к нам относятся гораздо лучше, чем здесь. И это утешает. Но одновременно становится обидно за наше положение здесь. Например, сейчас мы сталкиваемся с очень большой критикой. Критикой какого рода? Сравнительной. Расскажу о том, что коснулось непосредственно меня. Я выступал в Австрии и в Голландии. Сергей Шелестов ездил на соревнования в Румынию. Возможно, кто-то думает, будто я сожалею, что не поехал в Румынию, или считаю, что Серёжа лучше или хуже меня. Эти люди глубоко ошибаются. Я очень рад за него — он поедет на Олимпию в следующем году! И это прекрасно! На нас не нужно смотреть, как на соперников. Мы сейчас одна команда, которая представляет нашу страну за рубежом. И если с нами поедет, например, Шабуня или кто-то ещё – всем будет только легче. К нам очень хорошо там относятся. Да, здесь мы были соперниками. Но пришло время взглянуть на это немного иначе. Мы уже столько времени соревновались друг с другом, что пора бы стать одной командой. Командой, которая должна ехать за границу и отстаивать свои интересы. И прекрасно, если нам в этом будут помогать и федерация, и спонсоры, и кто-то еще, независимо от того, есть ли у нас контракт с ними или нет. Нам, например, не хватает одежды с символикой России. Такая помощь была бы неоценима. Если за рубежом к нам отношение хорошее, то будет лучше, если показать хорошую форму, выбрать правильную линейку турниров. Именно правильную. Потому что есть турниры, на которых очень тяжело бороться. В Америке существуют чемпионаты, на которых ты можешь отстоять, и тебя попросту не заметят. На самом деле, необходимо правильно лоббировать интересы, правильно над этим работать, активно взаимодействовать с судьями и создавать нормальную команду. Не из одного спортсмена. Двое, трое – чем больше нас будет, тем лучше. С какой проблемой мы сейчас постоянно сталкиваемся? Сравнение! Сегодня Серёжа будет с показательным, и я буду с показательным. Зайдите в Интернет после соревнований, и увидите — нас тут же начнут сравнивать. Это же глупо! Ни он, ни я уже месяц не находимся в форме — соревнования прошли месяц назад. Мы сегодня приехали сюда отдать дань почести — в 2003 году этот турнир выиграл я, его выигрывал и Серёжа. Приехали пообщаться с народом. Всё! Может быть, кто-то скажет, что это неуважение – приехать сюда не в форме. Но с другой стороны, хотел бы я посмотреть на того человека, который 137 кг сможет поддерживать постоянно. Искренне буду рад за него. А то есть у нас один «друг», не буду показывать пальцем, – пишет разное. Но всегда ли думает, прежде чем написать?! Все уже понимают, о ком идет речь (улыбается).

2222221

Альберт: Какое будущие у наших ребят за границей, на мировой сцене? Через пять, через десять лет. Какие места мы будем занимать?

Александр Федоров: Я скажу так – места мы будем занимать, какие только захотим. И если кто-то говорит, что русский никогда не выиграет Мистер Олимпия, я в это не верю! Русский может выиграть Олимпию! Русский может иметь контракт за границей! Русский всё может! И если кто-то считает, что мы всего этого не можем, то он, мягко говоря, не совсем прав. Но мы не в узком кругу (улыбается), поэтому я скажу просто — всё возможно. Абсолютно всё.

Анжелина: То есть, получается, что главное – это желание наших ребят и всё-таки некоторые возможности?

Александр Федоров: Мне очень сильно повезло, что именно в Москве, когда проводилось гран-при России, я выступил достойно и стал третьим. После этого ко мне пришла известность, после этого у меня появился контракт. И показать форму хотя бы раз нужно. Вот хотя бы раз – а уже потом года два, три продержаться. Сейчас же я сталкиваюсь с тем, что в мире люди стали смотреть на меня несколько иначе. Забывать стали отчасти. Некоторые, наоборот, говорят – дайте время. Грамотные люди прекрасно понимают, что после травмы, которую я перенёс, невозможно вернуться быстро. И если кто-то считает, что с дыркой в кости и синтетической связкой возможно что-то сделать за 1.5 года, я хочу на него посмотреть. Если он это сделает, я просто пожму руку и скажу – ты — молодец, ты — лучше, ты правильно сделал. Всё объективно.

Альберт: Как там обстоит дело с организацией? Как там организованы турниры?

Александр Федоров: Не стану лукавить и кривить душой. Но в турнирах, в которых я участвовал, организация была на высоте. Это чемпионат Европы, который я выиграл в 2003 году, проходивший в Питере. Затем чемпионат мира, проводившийся здесь 2 года назад, и IronMan – три турнира. Мистер Олимпия в данный перечень не попадает. Ночь чемпионов тоже не попадает, Арнольд Классик. Гран-при Австрии и гран-при Голландии, где мне довелось побывать, в этот список не то, что не попадают – близко не находятся. Например, приехав в Голландию, я не знал, что мне есть. Нас поселили в восьми километрах от Амстердама. И показать форму на БигМагах, я думаю, было бы затруднительно. А кроме них есть было просто нечего. Все было закрыто в девять часов вечера. Имеющаяся еда к тому времени уже закончилась, потому что были перелёты. Что делать в этой ситуации?! Боле того – никто ничего за границей не оплачивает. В Австрии нам ещё более или менее что-то оплатили, номер оплатили. В Голландии, когда мы приехали, мало того, что дорога за свой счёт, питание тоже за свой счёт. То есть всё за свой счёт. И денег, как правило, на соревнованиях не платят. Сколько призовой фонд сейчас на IronMan? Я скажу так, что на гран-при, где Колмэн, Катлер получают первые места – не больше десяти тысяч долларов. А я выиграл здесь машину (имеется в виду IronMan). Я сразу, наверное, ответил на ваш вопрос. Мистер Олимпия, Арнольд Классик – там за первое место деньги, бриллианты и т.д. Но это соревнования уже высшего уровня. Другие же профессиональные турниры, которые, казалось бы, должны быть не ниже уровнем, не всегда таковыми являются… Боле того – почему-то никто не хочет проводить гран-при в России. Это очень прибыльно, это очень правильно и повлияет на рост — организовать международный турнир, пригласив всех сюда. Приедут и Колмэн, и Катлер. С Катлером я разговаривал. Я спросил Катлера: «Ты приедешь сюда?». «Почему бы и нет!» — ответил он. Но после того как здесь это сделал Бородин, многие очень сильно сомневаются в успехе мероприятия. Не хотят сюда ехать по одной простой причине. Считают, что русские — обманщики. У каждого какие-то свои проблемы сложились с этим. И я столкнулся с теми гран-при, которые провел Бородин. Даже с теми же самыми билетами, которые мне продавали, хотя я являлся участником. И для моих родных, которые приехали из Питера, мне пришлось купить билеты. Такие вот маленькие нюансы. О них нельзя забывать. Я понимаю, конечно, что это бизнес. Но про имидж в бизнесе забывать тоже не надо.

1  2

Анжелина: Александр, скажите, может быть нам в России нужно перенять какие-то зарубежные традиции, методики, связанные с проведением соревнований?

Александр Федоров: У нас традиции лучше. Это им надо у нас учиться! А не нам у них. Потому что, по большому счёту, они колоссально проигрывают.

Анжелина: В России к бодибилдингу отношение неоднозначное. А что происходит за границей? Как бодибилдинг люди воспринимают за границей? Именно отношение простых людей.

Александр Федоров: В Калифорнии особое внимание уделяется на каждом шагу, где бы вы ни оказались. Потому что губернатор — Арнольд Шварцнеггер. Там есть специальные кафе, где можно просто прийти и найти любую диетическую пищу. В Нью-Йорке немного хуже. Но, наверное, везде одинаково. Просто есть свой определенный круг людей. Например, намечаются соревнования – без особой рекламы зал будет полон. А так, в основном, более или менее одинаково.

Альберт: Какие Ваши планы на будущее?

Александр Федоров: Грандиозные. Показать форму, которая должна быть. Немного поясню. Все ждут от меня формы, которую я показал на чемпионате Европы 2003. Но посмотрите на фотографии. Уверяю, что эта форма не даст мне ничего хорошего в профессионалах. Профессионалы – это другой уровень. Если здесь это называется жуткий рельеф, то там нет такого понятия. Там есть понятие кондиция. Кондиция – это сочные мышцы и хорошая проработка. Резьба по кости никому не нужна. Там с ней проигрывают. Резьба по кости идёт только чернокожим, у которых тонкая кость и вес килограмм 90. С моей массой в 120 кг резьба по кости просто не пройдёт. Я буду казаться плоским и гладким – никаким, одним словом. Поэтому сейчас для меня очень важно поймать наилучшую форму, независимо от того, каков мой вес – нужны сочные мышцы, большие объёмы и хорошая проработка. Вот этого и предстоит достичь. И чем быстрее, тем лучше. Хотя, конечно, на это потребуется время. На Ночи чемпионов форму показать не удалось. Конечно, я не доволен. Не доволен той формой, которую показывал! И не скрываю этого! Но стараюсь что-то делать. Когда меня сейчас спрашивают, а что надо сделать – я ничего не могу советовать, до тех пока не сделал. Все расскажу, когда будет результат. И это тот путь, который рано или поздно всё равно нужно пройти. А люди осуждают, говорят что-то. Но я уже перестал на это обращать внимание. Для меня задача — показать форму. Пусть пройдёт время. Сейчас есть чем заняться — фирма АФС. Выпускает свои футболки, которые можно будет купить в Интернет-магазине. Уже две партии сделаны, но это только начало. Потом, возможно, последует и пошив небольшой партии одежды, свои рекламные акции. Хотя, возвращаясь к грустному, — всё это, что называется, на общественных началах, а не централизованно.

1  13

Анжелина: Похоже, что, к сожалению, нет, никакой поддержки спортсменов.

Александр Федоров: Не могу сказать, что поддержки нет совсем. Мне в жизни повезло. И пример тому — Профессиональная лига бодибилдинга и фитнеса, которая помогла мне вернуться в спорт. Отчасти, это Константин Николаевич Бочкарев. Он в своё время оказывал поддержку и очень сильную поддержку. Помогал готовиться к поездке на Мистер Олимпия. То есть помощь оказывают, но разрозненно, что ли. Нет постоянной основы. Я даже не про себя говорю. Со мной всё ясно, у меня хотя бы есть контракт. А что говорить про парней, у которых его нет, и которые только начинают?! Им тяжело! Когда они достигают серьезной формы, сколько вкладывают денег?! А сколько времени?! Ведь за это время они могли где-то заработать эти самые деньги. Бодибилдинг же требует колоссальное количество и того и другого.

Анжелина: Александр, Вы рассказываете о форме, о том какие есть стандарты, о том, чего Вы хотите. По Вашему мнению, куда дальше будет двигаться бодибилдинг? Как будут оценивать? По массе, по рельефу? Это будет некий симбиоз?

Александр Федоров: Этого не знает никто. Даже те судьи, которые судят соревнования. Потому что непонятны критерии. Сначала они сообщают, что за выпученный живот баллы будут сниматься. Когда хочешь урезать талию и приходишь на соревнования, ты понимаешь – живот у всех. Денис Джеймс с животом, Колмэн…Да все с животами. От этого никуда не деться. Хватает только на первые слова. Ночь чемпионов судили без животов. Согласен. Судейство объективное — не спорю. Но потом эта тенденция меняется. Поэтому неизвестно, что они захотят завтра или послезавтра.

Анжелина: То есть невозможно даже отчасти предсказать, что будет через год, не зная, что будет на следующих соревнованиях?

Александр Федоров: Предсказать невозможно ничего. На сегодняшний день, например, контракт с Flex, который у меня был, – расторгнут. Причина? Компания распродается. Можно спорить, объективно или нет. Но Flex и Muscle&Fitness были выдвинуты на торги. И как-то непонятно из-за чего и почему. Скорее всего, все будет выпускаться, и я думаю, что таким же тиражом. Ситуация, очевидно, внутри. Так же лишился контракта и Маркус Рул, который, в принципе, сейчас выступил очень достойно. Для чего это делается? Ну, конечно, это политика. И скажу так, что по большому счёту, контракт с Америкой – это не гарантия стабильности. Если кто-то считает, что это хорошо… Да, это удобно. Но ненадёжно. На сегодняшний день я — профессиональный атлет. Но никто не даст мне гарантий в том, что завтра мне не позвонят и не скажут – Алекс, у нас больше нет контракта. И я останусь на улице. Выходит, что палка все-таки о двух концах. Если кто-то считает, что так хорошо живётся – можем поменяться местами.

Альберт: Александр, мы желаем Вам удачи, новых титулов! Чтобы все узнали, что Россия может! Что бы Вы хотели пожелать читателям SportPort.ru?

Александр Федоров: Перефразирую известную поговорку – спортсменом можешь ты не стать, а человеком быть обязан! Это в первую очередь. Потому что сегодня мышцы есть, а завтра их не будет. Мышцы можно потерять. Я их потерял буквально за месяц, когда прекратил заниматься. И знаю, что это такое. Всё-таки дух человека – это то, что остаётся и что действительно важно.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *