Интервью с Марком Риппето (Mark Rippetoe)

Матт: Расскажи нам о себе. Сколько тебе лет, какой рост и вес? Всегда ли ты жил в Вичита Фоллс? Как ты начинал учиться? Где и кого ты тренировал?

Риппето: Мне 49, я выше обычных людей, мой рост около 173 см, вес около 98 кг, в общем, никак особо не выделяюсь. Не женат, и никогда не был, но это совсем не значит, что я гей. Я надеюсь, моя подружка Стеф может вам это подтвердить. Почти всю жизнь я прожил в Вичита Фоллс, не считая небольшого периода жизни в Колорадо в начале 80-х (я имею в виду 1980-е года, а не свой возраст). У меня степень бакалавра нефтяной геологии, которую я получил в Государственном Университете Мидвестерн (Midwestern State University), ею я смог воспользоваться лишь сейчас. Но я горжусь Спортивным Клубом Вичита Фоллс (Wichita Falls Athletic Club), уже 21 год этот клуб является одним из лучших клубов в центре Вичита Фоллс, штат Техас. Вам придется пройти несколько кварталов для того, чтобы найти более интересное место для тренировок. В основном, я тренирую новичков, а это значит, что я научил очень многих приседать и выполнять толчки.

Матт: В каких соревнованиях участвовал? Занимался ли спортом в школе и колледже? Какой у тебя подход к обучению? Как ты начал тренировать других спортсменов?

Риппето: В старших классах я играл в футбол, который в те дни считался европейским видом спорта, а позже принял участие в соревнованиях по силовому троеборью (пауэрлифтингу) с 1979 до 1988 года, а в 1981 году я одержал победу в Greater Texas Classic 1981 года. Активное участие в спортивных мероприятиях я принимал до середины 90-х, а потом я сфокусировал свое внимание исключительно на тяжелой атлетике. В то время Глен Пендлей (Glenn Pendlay), Лон Килгор (Lon Kilgore) и я поднимали штанги в северном Техасе, используя WFAC как тренировочный зал, лабораторию и штаб-квартиру одновременно.

mark-rippetoe-600x337

Поднятием тяжестей я занялся в колледже для того, чтобы быть похожим на Конана (персонаж фильма «Конан-варвар», главную роль исполнил Арнольд Шварценеггер), и не достиг особых успехов. В 1979 году прошел сильный торнадо, который повлиял на жизнь многих людей, включая мою собственную. Позже в городе появился Билл Стар (Bill Starr), помогая своей старшей дочери, пострадавшей во время торнадо, и я столкнулся с ним в тренажерном зале Мидвестерна. Он меня многому научил.

Я всегда был лучшим тренером, нежели атлетом. Я не был одарен генетически, у меня не было ярко выраженных способностей к обучению. Например, я не считаю себя хорошим тренером. Но могу приготовить приличный стейк из цыпленка.

Матт: Ты упомянул Билла Старра. Для тех, кто не в курсе, это величайший силовой тренер, которого когда-либо видела Америка. Расскажи нам о Билле и о ваших отношениях

Риппето: Старр является одним из таких людей, которые имеют очень большое влияние на приближенных, больше, чем вы можете себе представить. Он очень сложная личность. Мы были друзьями некоторое время, равно как и вылили не один ушат грязи друг на друга. Я воспользовался советами, изложенными в его книге, и у меня есть все копии его книги «Бросить вызов силе притяжения» (Defying Gravity), но купить ее вы можете только у него.

Матт: Итак, ты встретил Билла в 1979 году, а спустя несколько лет ты открыл Спортивный клуб Вичита Фоллс. Можешь ли ты рассказать, почему ты решил открыть собственный спортивный клуб и как ты к этому пришел?

Риппето: Один из друзей Билла, Девид Андерсон (David Anderson), уроженец Вичита Фоллс, дал мне идею. Билли помог ему открыть клуб, пока я был в Колорадо, он управлял им пока мог, и я выкупил его у него в 1984 году. Звучит как 1894. Несколько месяцев спустя я его перенес в более хорошее место, в два раза его увеличил, и перенес его в место, где он и находится с 2001 года по сей день. Мы создали серьезную тренировочную базу, насколько это было возможно на маленьком рынке коммерческих атлетических залов. У нас было семь рам для приседаний и соответствующие платформы, шесть профессиональных скамьей для жима лежа, шесть платформ для тяжелой атлетики, множество хороших штанг, блины York и Sonata, резинные блины, ленты, цепи, гири, 2 тренажера reverse hypers, 2 тренажера glute/hams и одну беговую дорожку. Мы остаемся единственным коммерческим клубом в Северной Америке, где ВСЕ приседают ниже параллели и половина посетителей имеют ботинки для тяжелой атлетики. Я думаю, наш клуб, WFAC, есть старейший клуб в стране где владелец это частное лицо.

Матт: Ранее ты упомянул Глена Пендлея и Лона Килгора. Как «могучая тройка» собралась вместе?

Риппето: Жена Глена, Ники, в то время его девушка, переехала сюда в поисках работы в 1993 году, и ей надо было где-то тренироваться. Будучи чувствительной девушкой, она попала в WFAC, что он тоже сделал несколько месяцев спустя. Если бы я был сообразительным парнем, я бы убил его, и спас себя от большого горя.

Прошел слух, что ГУМ, наконец, решил улучшить свою ситуацию с преподавательским составом и нанял доктора Лона Килгора чтобы создать тренажерный зал. Это случилось спустя три или четыре года после пребывания Глена здесь и его перемещения в город Бозман (Bozeman) в штате Монтана. Я позвонил Лону и представился ему, уверяя его, что у него будет достойное место для тренировок, пока он не закончил все покупки для ГУМ. После того как он приехал, и привел все в порядок, Глен отметил, что он хотел бы вернуться и закончить свою магистратуру по физиологии упражнений здесь, в Вичита Фоллс. Глен знал Лона раньше, еще с тех пор, как они были канзаскими парнями, а в Канзасе все знают друг друга. Но подумайте об этой ситуации: Гленн вернулся в Вичита Фолс из Бозман. Это, друзья мои, подтверждение того, что у него не все в порядке с головой.

Итак, эти парни все пришли сюда, мы упорно тренировались, мы все знали, что нам есть чему поучиться друг у друга, и мой зал был единственным, в котором знали что такое мел. У нас не было другого выбора.

Матт: Расскажи нам о Глене.

Риппето: На сегодняшний день, Глен — один из самых известных персон в стране благодаря изучению и практике силовых тренировок. Это заоблачное заявление (созданный мною, а не им) основан на том факте, что при IQ около 180, он может читать около 6000 слов в минуту и запоминать каждое из них, он прочел практически всю существующую литературу, как теоретическую, так и практическую, по нашему вопросу. Он успешно тренировал сотни молодых и уже состоявшихся атлетов в течение 8 лет, что сделало команду тяжелой атлетики WFAC самой продуктивной юношеской командой в истории США, выпустившим максимальное количество молодых атлетов. Глен был очень хорошим пауэрлифтером, является хорошим тяжелоатлетом когда у него есть время на тренировки и он наработал превосходные тренерские качества, более чем кто либо. Так или иначе, он полумертв, и ему следует время от времени мыть обувь.

Матт: Расскажи нам о Лоне.

Риппето: Лон был атлетом национального уровня с тех пор, как ему исполнилось 12 лет. Он забыл о тяжелой атлетике больше, чем большинство людей имели шанс узнать и научиться. Он талантливый артист, опытный политик, интеллигент, методичный исследователь и тщательный планировщик. Он открыт для любых интересных идей, которые у нас возникали в последние несколько лет, включая «Starting Strength», и ему очень нравится пиво Гиннес.

Матт: Кто и чем занимается в WFAC? Как вы разделяете ответственность?

Риппето: WFAC является коммерческим гимнастическим залом, члены нашего клуба нам платят. Карла Николс (Carla Nichols) является нашим персональным тренером, одна из нескольких, о которых я когда-либо слышал, использующих программы со штангами для своих учеников, люди, входящие в стандартную демографическую группу клиентов гимнастических залов, обычно обращаются к тренировкам с помощью тренажеров. Карла очень хорошо проявляет себя в работе с более пожилой, хрупкой аудиторией, но в ежедневном режиме она демонстрирует эффективность и превосходство свободных весов даже тогда, когда использует их с теми, кого большинство тренеров называет «специальной аудиторией». Я горжусь тем фактом, что она придерживается идеалов, когда большинство представителей индустрии становятся жалким, беспринципным стадом.

Я установил для всех новичков клуба программу – свободные веса. Мы создали комплексную программу для всех новых членов клуба, так что после первой тренировки они знают, что они получат в следующий раз, от разминки до порядка упражнений, от корректировки техники упражнений, установок и повторов, времени между подходами (и почему он именно такой продолжительности) до того, насколько им необходимо увеличить вес к следующему разу. Я сделал это сразу после приобретения гимнастического зала в 1984 году. Каждый физически способен принять позу на корточках был обучен правильным приседаниям в WFAC. Если они не могли приседать, то начинали с пресса ног пока не становились достаточно сильными. Большинство новичков были рады предложению программы, ведь большинство людей не знают, с чего начать, и рады, когда им не только показывают, где находятся тренажеры Cybex. Я работаю с каждым новичком столько, сколько понадобится для того, чтобы он смог свободно, безопасно и продуктивно тренироваться со свободными весами. Мы, возможно, имеем более низкий уровень привлекательности чем в большинство клубов, но основная публика, даже более чем в среднем, ленивая, и большинство из них рано или поздно уйдет. Но это дает мне возможность поучиться тому, как научить разных людей поднимать штангу.

Группа тяжелоатлетов работает в специальной комнате Повышения спортивной производительности (Performance Sports Conditioning), где мы так же обучаем детей и разных атлетов основным упражнениям. У нас есть профессиональная беговая дорожка на северном участке, и PSC отрабатывает беговую механику там. Глен и я управляем PSC также как и всеми залами. У нас здесь есть шесть платформ, резинники, штанги, и рамы для приседаний. Глен проводит практики своей команды здесь, он не всегда выходит на передний план, обычно это происходит, когда я слишком занят, и мне нужна помощь. Обычно, это происходит нечасто.

Матт: Гленн рассказал историю об участии в Семинаре элитных тренеров. Он считает, что все тренеры США должны поинтересоваться у своих коллег из других стран, как им удается достичь успеха в тяжелой атлетике в их стране. Американские тренеры искали эту секретную программу, или схему повторов и сетов, и зарубежные тренеры ответили, что секрет их успеха заключен в инфраструктуре системе, а не в программе. Они говорили о бульоне талантов из которого они могут выбрать (Китай например), и затем ключ к успеху атлета заключается в создании атмосферы, которая необходима ему для достижения успеха. Мой вопрос, как твои ребята из Вичита Фоллс создают атмосферу, которая является залогом успеха в мире силы и тяжелой атлетики?

Риппето: На первый взгляд, вопрос очень похож на загадку о курице и яйце – вырастет ли успешная программа сама, или ее надо вырастить? Когда Глен начал работать, у нас было несколько ребят. Но я могу точно сказать, что без успешного старта у нас не было бы успешной программы. Она сформировалась подобно катящемуся снежному кому всего за несколько лет, и это признак функциональной инфраструктуры, но если у нас не было успехов сразу, как в командном, так и в персональном тренерстве, то нам нечего было бы обсуждать. Как я уже сказал, Глен очень хороший тренер тяжелоатлетов, благодаря своему тренерскому таланту он создал отличную команду тяжелоатлетов, которые после окончания тренировок рассказали о нем своим друзьям, которые захотели стать частью этой успешной программы. Мы знаем, как из новичка очень быстро можно сделать очень сильного атлета. Им это нравится, и их друзья так же это хотят.

В странах с «инфраструктурой» как Китай, где сегодня около 2.2 x 10?? зарегистрированных атлетов, может быть и не очень важно, какие сеты и подходы вы используете, пока вы можете просто удалять слабаков и оставлять сильнейших.

Культура немного иная, меньше отвлечений, и тренер имеет большое количество талантов, которые действительно мотивированы поднимать штанги. Здесь на самом деле нам самим нужно производить тяжелоатлетов или попытаться поддержать талантливых атлетов, убедить их в том, что NFL на самом деле не так уж и полезно. Тяжелоатлеты WFAC имели успех потому, что у нас были тренеры, которые знали, как создаются тяжелоатлеты, и мы делаем это настолько часто, что уже достигли «критической массы». Так что да, есть секретная схема сетов и подходов в WFAC о который мы не рассказываем. Более того, пока вы не попытаетесь трансформировать нашу культуру в что то типа Китая, (лично я против этого) вам лучше взять собственную схему сетов и подходов и также достичь критическую массу.

Насчет роли оборудования, я сомневаюсь, что наш тренажерный зал (до изменений в PSC) мог считаться частью формулой успеха. Не здравомыслящим человеком, по крайней мере. Атмосфера здешняя была ощутима на взгляд и не особо приятна. «Атмосфера успеха» состоит в основном из успеха, а успех исходит из того, что вы знаете что делаете. Конечно, у нас есть доски почета и майки с нашим лого, и ребята гордятся ими, но они гордятся успехом, стоящим за логотипом. Они приходят и практикуют, зная, что они тренируются на тех же штангах и платформах, на которых тренировались национальные чемпионы. И их тренируют те же люди. Это и есть часть атмосферы.

Есть несколько людей среди элитных тренеров США, которые думают, что можно сделать наоборот, т. е. «Если ты это построишь, то они придут». Так вот, они еще не пришли. Я думаю, наверное, все зависит от того, что вы имеете в виду под словом «это».

Автор: Матт Рейнолдс

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *