Интервью с Владимиром Мироновым

Володя, до сих пор мы не были с тобой знакомы, правда, я много слышал и читал о тебе. В первую очередь как о самом сильном лифтере нашей страны. Ты согласен с такой оценкой твоих спортивных достижений?

В принципе да.

Тогда расскажи, буквально в двух словах, как ты начинал в спорте?

Этой истории уже скоро 20 лет, а начал я заниматься штангой в городе Первоуральске, у чемпиона мира 1970 года — Василия Колотова, ну а потом переквалифицировался в пауэрлифтера. Вот и всё, если «в двух словах».

2

Володя, твои высокие результаты в каждом движении, что, кстати, большая редкость среди троеборцев, свидетельствуют о гармоничном развитии твоей силы. Это «последствие» твоего раннего увлечения тяжёлой атлетикой или на это есть другие причины?

Нет, других причин, наверное, нет, просто я очень рано начал заниматься тяжёлой атлетикой и очень рано увлёкся жимом лёжа. Это произошло практически одновременно.

Кстати, как ты относишься к тяжёлой атлетике? Вернее, как видится тебе сейчас тяжелоатлетический спорт с высоты твоих силовых результатов?

Тяжёлая атлетика открыла мне путь в большой спорт… Хороший вид спорта — штанга, жаль только, что она умирает в России. Залы-то пустуют…

1

(С грустью) — Хорошо я отношусь к тяжёлой атлетике.

Давай вернёмся к силовому троеборью, вернее к его самому «упрямому» упражнению — жиму лёжа, ведь, как известно, из всех трёх движений, он хуже остальных поддаётся тренировке. Откуда у тебя такой мощный жим?

(Смеётся) — Это, наверное, от того, что я много жму.

(Серьёзно) — Дело в том, что я уделяю жиму особое внимание. Ведь жим лёжа это не только сильные руки. Жим лёжа — это и грудь и спина и плечи, и это необходимо учитывать в тренировке. Кроме того, жим это и самое техничное упражнение, где требуется просто филигранная техника.

Ну хорошо, а если я спрошу тебя о твоих тренировках, извини за набивший оскомину вопрос — есть ли у тебя свои секреты?

Как-то в интервью «Советскому спорту» я, ничего не скрывая, продиктовал корреспонденту свой тренировочный план. А когда интервью напечатали, многие начали мне пенять — мол, зачем ты обманываешь читателей, ведь такую тренировку в принципе осилить нельзя и т.п. После этого я стал более осторожен в обнародовании своих тренировочных планов.

5

А вообще у меня никаких секретов нет, — я делаю «базовый» комплекс, который состоит из трех упражнений пауэрлифтинга — приседание, жим и тяга. Именно на эти упражнения я и делаю основной упор, плюс к этому обязательно — трицепс и жим из-за головы широким хватом стоя — это основополагающие, для успешного жима, упражнения.

А почему жим — стоя, многие делают это упражнение сидя.

При жиме сидя есть опасность получить травму, например, если штанга пойдёт по незапланированной траектории, а стоя я всегда могу скомпенсировать нежелательное движение штанги,

Известно, что у каждого лифтера есть своё любимое упражнение. Что ты больше всего любишь делать на тренировках?

Больше всего я люблю жать лёжа, затем у меня идут приседания и тяга, к которым я отношусь одинаково хорошо.

Володя, у многих складывается впечатление, что тебя чаще можно видеть на зарубежных помостах, чем на отечественных. Тебе действительно неинтересно выступать в России?

Совсем нет, но от меня это практически не зависит. Меня, можно сказать, вытолкнули за границу. Я имею в виду спортивных чиновников, которые чинили мне всевозможные препятствия. Я выигрывал здесь какие только можно соревнования, а за границу ездили другие. Поэтому я и решил самостоятельно пробиваться на международную арену, тем более что недостатка в приглашениях «оттуда», у меня никогда не было.

А какие условия для тренировок и выступлений ты имел в Америке?

В общем – неплохие. Не буду распространяться на эту тему, скажу лишь, что мне было где тренироваться и жить, чем питаться и на чем ездить. Мне даже было сделано предложение подписать профессиональный контракт.

4

Кстати о контрактах, за что лифтер может получать деньги в Америке? За выступления, за рекорды?

Нет, только за участие в рекламе.

Володя, а какие результаты ты показывал в США?

Ну, например, на соревнованиях в Айове в феврале 1991 года я сделал в жиме 275 кг и в тяге — 380 кг (приседаний в программе этого турнира не было).

Читатели нашего журнала спрашивают нас о различных пауэрлифтерских федерациях, в мире вообще, и в Америке в частности. Что ты, как человек изнутри увидевший американский пауэрлифтинг, можешь сказать об этом? Какие проблемы возникают у спортсменов, когда в стране есть несколько различных федераций?

Спортсмены в этой ситуации чувствуют себя вполне нормально. У них нет проблем выступать сегодня в одной, а завтра в другой федерации. Обычно выбираются соревнования поближе к дому, независимо от того какая федерация их проводит. Там никто никого не ограничивает в возможности посоревноваться.

Кстати, года 2 или 3 тому назад я привозил от APF — одной из сильнейшей американской федерации — приглашение для всей нашей сборной, причем американская стороны брала на себя все расходы.

Давай немного поговорим о причинах доминирования американского пауэрлифтинга в мире. Ведь в какой мировой федерации не выступали американские атлеты, почти всегда они опережают спортсменов из других стран. С чем это, по твоему мнению, связано?

Школа. В первую очередь школа. Ведь пауэрлифтинг в США — это спорт с богатыми традициями, старейшие американские Федерации насчитывают уже никак не меньше четверти века. За это время можно было многому научиться, многого достичь. Так что ничего сверхъестественного в успехах американского пауэрлифтинга нет.

15

Володя, ты первый из представителей нашего вида спорта проторил дорогу на Запад, а есть ли возможность у других лифтеров отправиться по твоим следам?

Конечно, я думаю, что это не так уж сложно.

И последний вопрос — твои планы? Я слышал, что у тебя есть проекты и по созданию новых спортивных структур и планы коммерческой деятельности.

Коммерческими вопросами мне тоже приходится заниматься — нужно кормить семью и зарабатывать деньги для зала, тем более что теперь мы вынуждены платить за аренду. Сейчас хочу провести у себя в Омске международный турнир для юниоров с участием американских лифтеров и, может быть, даже сделать его традиционным.

Что касается личных планов, то я уже готов вновь приступить к тренировкам после вынужденного двухмесячного перерыва, ну а потом поеду куда-нибудь выступать, в Европу или в Америку.

В какой федерации?

Скорее всего, в WPC, ведь у меня с президентом этой мировой федерации — Эрни Францем — прекрасные, дружеские отношения.

Спасибо за интервью, и от имени наших читателем желаю тебе здоровья и всяческих успехов, и до новых встреч на страницах «Олимпа».


Это интервью было опубликовано в журнале «Олимп» № 1 (1993)

Ставрополь — Москва, ноябрь 1992 год

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *