Штанга снилась даже ночью — Николай Колесников

…Далекий 1976 год. Монреаль. XXI летние Олимпийские игры. В местном ледовом дворце “Сен-Мишель арена” идет третий день турнира тяжелоатлетов. На помосте спортсмены в полулегкой весовой категории (60 кг). Советскую команду представляет чемпион Европы и рекордсмен мира в толчке Николай Колесников. Главные наши конкуренты на медали — болгары — заявили много­кратного чемпиона мира, рекордсмена в рывке и сумме двоеборья Георгия Тодорова и его однофамильца Тодора Тодорова.

kolesnikov

В первом же движении Тодор получил нулевую оценку, не сумев справиться с начальным весом в 120 кг. Георгий Тодоров зафиксировал в рывке 122,5 кг, Колесников и японец Кацумаса Хираи — по 125 кг. Лидировал наш атлет, поскольку был легче японца. В бой снова устремился болгарин. Он толкнул 157,5 кг и на какое-то время догнал Колесникова. Но у Николая в запасе были еще два подхода. И, несмотря на больное плечо, он в этот день выступил как бог. “К снаряду шел собранный, сам ладный, стройный, словно юноша, хотя характером это был уже мужчина, боец!” — писали потом газеты всего мира. Николай толкнул в последнем подходе 160 кг. Он — олимпийский чемпион! В сумме Колесников набрал 285 кг, установив три олимпийских рекорда. Георгий Тодоров остался на втором месте (280 кг), на третьем — японец Кацумаса Хираи (275 кг). Эта победа была особенно приятна, ибо последний раз в данной весовой категории советские штангисты праздновали ее 16 лет назад в Риме. В четвертом, дополнительном подходе Колесников, уже в ранге олимпийского чемпиона, установил новый мировой рекорд в толчке — 161,5 кг. После победы в полулегком весе наша сборная захватила лидерство у болгар и уже не уступила его.

Самым богатым тренером в Монреале газеты назвали Рудольфа Плюкфельдера — наставника сборной, который выводил на помост наших атлетов.

— Николай Алексеевич, правда, что в преддверии Олимпиады тяжелоатлеты начали вести своеобразную психологическую атаку друг на друга, устанавливая новые мировые рекорды?

— Так действительно происходило, и не только в полулегком весе. Лидеры старались не встречаться на одном помосте, соперничая заочно. Ну а кто же сильнейший в этом споре, ответ дала Олимпиада. Наши ребята выступили очень здорово. Кроме меня чемпионами стали Александр Воронин, Василий Алексеев, Валерий Харин, Давид Ригерт. Золотые медали были вручены позже Петру Королю и Юрию Зайневутанову после дисквалификации победителей за применение допинга. Команда вошла в историю тяжелой атлетики. А в небольших весовых категориях конкуренция была просто сумасшедшая. Доминировали в мире азиатские спортсмены.

— Целых шестнадцать лет в огромной стране тренеры не могли найти таких крепышей, как Колесников и Воронин (он выступал в категории 52 кг)?

— На самом деле проблема до сих пор актуальна для нас и многих европейских стран. По природным, физическим особенностям тем же китайцам, корейцам, японцам проще отобрать талантливую молодежь в маленьком весе, подготовить из них конкурентоспособных атлетов.

— По современным меркам вы довольно поздно пришли в спорт, почти в 17 лет. И сумели сделать головокружительную карьеру.

— Для моего поколения это вообще характерно. Родился в сельской местности, в чувашской деревне с названием Наратлы в Бугульминском районе Татарстана.

— Чувашский — родной язык?

— Да, конечно. Крестьянский труд, большая семья, у меня четверо братьев и три сестры, сформировали отношение к жизни, к тому, что делаешь. Еще в школьные годы, глядя на старших братьев, стал заниматься гирями. Собственно и выбора другого не было. Рос физически крепким. Окончив школу, поступил в Бугульминский индустриально-педагогический техникум. Вот там и состоялось мое первое знакомство с тяжелой атлетикой. Через год тренировок, в 1970-м, уже выступал на первенстве СССР среди юношей и неожиданно для всех стал победителем в своей весовой категории. А до этого выиграл первенство ЦС “Труд”.

Для тренеров не осталось незамеченным появление новичка. Меня к себе в город Шахты Ростовской области пригласил известный специалист Рудольф Плюкфельдер. В Бугульме для занятий штангой условий не было. Посоветовавшись с родственниками, решили ехать в Шахты. В группе Плюка, так коротко называли Плюкфельдера, занимались уже именитые спортсмены Василий Алексеев, Давид Ригерт. Жили все в тренерской, питались в столовой горного техникума на стипендию 80 рублей.

— Рассказывают, тренировались просто неистово, не жалея себя.

— Нагрузки, правда, были жесточайшими. На занятиях ежедневно поднимали по тридцать, сорок тонн тяжестей. И результаты быстро стали расти: в 1972-м выполнил норматив мастера спорта, в 1974-м — мастера спорта международного класса. В том же году впервые пригласили в сборную команду СССР. На чемпионате мира на Филиппинах выиграл серебряную медаль, в следующем сезоне — чемпионат страны, Спартакиаду народов СССР, снова стал призером чемпионата мира, Европы.

— Вопрос, кто поедет в Монреаль в полулегком весе, у тренеров сборной не стоял. За шесть лет новичок достиг того, к чему некоторые спортсмены идут многие годы. В чем, считаете, был залог успеха: в природных данных, таланте?

— Видимо, и в первом, и во втором качествах. Но главное, в огромной работоспособности, вере, что смогу стать одним из лучших штангистов. У меня сохранились дневники того периода, сейчас как тренер юношеской сборной стараюсь применять наработанное в то время на практических занятиях. Но многим ребятам объем тренировочной работы оказывается не по силам.

— Как складывалась профессиональная карьера после олимпийского золота?

— Продолжал выступать на помосте, окончил Московский центральный институт физической культуры. В 31 год в последний раз принял участие в международном турнире в Венгрии и на том завершил спортивную карьеру. Для тяжелой атлетики не предельный возраст. Но любая профессиональная деятельность рано или поздно дает о себе знать, начинаются специфические травмы суставов, мышц, и в этой ситуации каждый спортсмен сам решает, когда следует прекратить активные занятия спортом.

— Оставив штангу, ушли работать в милицию оперуполномоченным отдела уголовного розыска МВД по Татарстану. Выбор оказался неожиданным для коллег, они видели Колесникова тренером.

— В последние годы защищал цвета спортобщества “Динамо” и еще действующим спортсменом поступил в Академию МВД СССР. После ее окончания продолжил службу в органах внутренних дел. Работал в разных городах, на разных должностях, в отставку вышел в звании подполковника, прослужив около тридцати лет.

— И все же вернулись в спорт.

— Он мне многое дал в жизни, и я просто должен был ответить чем-то: накопленным опытом, профессиональными знаниями.

— Сколько вы уже у руля сборной юношеской команды?

— Восьмой год. Юношеская команда России по тяжелой атлетике одна из лидеров в мире, на равных конкурирует с соперниками и из азиатских стран. На всех крупных турнирах мы не остаемся без медалей.

— Николай Алексеевич, наша беседа проходит в дни проведения в Новочебоксарске первенства России среди юношей и девушек. Ваши впечатления от выступления юных атлетов?

— Все лучшие в этом возрасте спортсмены участвуют в соревновании. Результаты ребята показывают неплохие. Думаю, в мае на первенстве мира в Перу мы выступим успешно. Одним из кандидатов в сборную является Александр Мышов из Чебоксар, ставший победителем первенства.

Тяжелая атлетика в Чувашии на подъеме, и прежде всего усилиями президента федерации Геннадия Иванова. В середине 90-х, когда этот вид спорта почти исчез, он предложил проводить турниры на призы Колесникова для популяризации тяжелой атлетики в республике. И сегодня в числе других мероприятий это приносит свои плоды.

— На что можем рассчитывать на лондонской Олимпиаде, которая не за горами?

— В целом наши позиции в мире хорошие. В рейтинге Олимпийского комитета РФ тяжелая атлетика входит в первую пятерку видов спорта, потому что на Играх разыгрываются десять комплектов наград. В Пекине мы завоевали восемь медалей, правда, не досталось золотой, но в Лондоне, уверен, это получится у наших атлетов.

— Кто будет нашими основными соперниками?

— Сейчас командное первенство в тяжелой атлетике не подводится, только неофициально. В маленьких весовых категориях, безусловно, атлеты из Азии, в тяжелых — европейцы. Но есть отдельные спортсмены в Иране, Болгарии, Венгрии, на Кубе, в других странах. Соперничество, как всегда на Олимпийских играх, ожидается острое.

— Известно, в семье Колесниковых есть еще два призера Олимпийских игр.

— За свою дочь Настю, выигравшую серебряную медаль в Сиднее, я очень горд, как и за ее мужа Дмитрия Левина, ставшего бронзовым призером Игр. Настя и Дима в прошлом спортивные гимнасты, выступали в одной команде. Завершив карьеру спортсменов, создали замечательную семью. Для отца это большое счастье. Настя окончила высшую школу милиции, служит в органах. Супруга тоже работает в милиции, недавно ей присвоили звание подполковника. Такая вот у нас семья — олимпийцев и милиционеров.

— Николай Алексеевич, установленные вами рекорды все побиты?

— Уже давно изменились все весовые категории, и сопоставить, сравнить результаты не представляется возможным. Но с суммой в двоеборье 285 кг и сегодня не стыдно выступать на помосте в полулегком весе.

— Оглядываясь в прошлое, хотелось бы что-то изменить?

— Наверное, нет. Мне, считаю, повезло в жизни. В дни и побед, и поражений рядом всегда были люди, готовые мне помочь, поддержать и словом, и делом.

— Ваше жизненное кредо.

— Добросовестно работать. Если доверили, во всем оставаться порядочным человеком.

— Тренер — это призвание?

— У меня перед глазами всегда пример Рудольфа Плюкфельдера. Требовательный, порой жесткий, но бесконечно добрый. За своих учеников он был готов стоять насмерть. Конечно, с возрастом, опытом спортсмены становятся более самостоятельными, они уже многое знают и умеют. В этот период им нужен не столько тренер-специалист, сколько надежный товарищ, друг, советчик.

Из воспоминаний заслуженного тренера СССР Виктора Дорохина, работавшего вместе с Рудольфом Плюкфельдером в Шахтах: “Николай обладал удивительной силой и организацией. Он приходил на тренировки и, несмотря на уговоры, рвал и жал. Он изводил себя тренировками до ночных галлюцинаций, когда, хватаясь за голову и метаясь по тренерской, кричал: “Я сейчас сдохну”. А наутро все повторялось сначала…”

15 марта легендарному штангисту, тренеру сборной России Николаю Алексеевичу Колесникову исполнится 59 лет. Мы присоединяемся к поздравлениям, желаем ему побед на новом поприще.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *