Спорт и стресс: уход и возвращение в спорт

По каким причинам мастера покидают спорт? Вряд ли кто-нибудь ответит на этот вопрос однозначно. Здесь и профессиональная переориентация (смена жизненных приоритетов) и хроническая травматизация, да и просто накопление огромной общей усталости от постоянной борьбы, постоянных соревновательных стрессов. В рамках одной статьи невозможно объять необъятное и проанализировать причины, по которым покидают спорт спортсмены, находящиеся в зените славы, спортсмены, которые могли бы еще выступать очень много лет. Поговорим об одной, на мой взгляд, самой важной причине: об истощении центральной нервной системы, которое рано или поздно достигает таких величин, что даже очень высококвалифицированный спортсмен становится неспособным переносить соревновательные нагрузки.

История современного спорта полна примеров, когда на международном уровне выступают люди, возраст которых, мягко говоря, «не пионерский». Сейчас уже никого не удивишь 62-х летним призером им Olimpia среди молодежи (Альберт Беклас), Джо Формен — 50-и летний боксер-профессионал в супертяжелой весовой категории имеет в своем послужном списке победы над нынешними чемпионами, включая Холефилда. 60-летние стрелки выигрывают олимпийские чемпионаты по стрельбе. 45-летние борцы и фехтовальщики становятся чемпионами мира. Особенным спортивным долголетием славятся представители тех видов спорта, которые требуют филигранной техники и огромного соревновательного опыта.

Многочисленные примеры ветеранов-профессионалов говорят нам о том, что настоящие мастера могут выступать очень долго, не считаясь ни с каким возрастом едва ли не до пенсионных лет. А некоторые даже умудряются переступить этот порог.

Однако же большинство мастеров покидают спорт довольно рано. Устают. Усталость эта накапливается исподволь, незаметно, от соревнования к соревнованию, от выступления к выступлению. Любое соревнование — это сильный стресс. Только на фоне сильного стресса возможно установление максимального спортивного результата. Однако любой стресс оставляет на организме свои неизгладимые следы, которые накапливаясь подтачивают здоровье, и прежде всего здоровье нервной системы.

Что такое стресс? Стресс — это особая реакция организма в ответ на сильный внешний раздражитель. Такие раздражители называются стрессорами. Стрессоры бывают самые разные: психологические (отрицательная информация извне или отсутствие положительной информации), биологические (бактерии, токсины), химические (лекарства, яды, химические соединения), физические (электромагнитное излучение, радиоактивное излучение и т.д.). Очень сильными психологическими стрессорами являются предсоревновательное и соревновательное волнение. Огромным биологическим стрессом может быть соревновательная физическая нагрузка.

Нельзя забывать, что, несмотря на огромное количество стрессоров, стресс всегда один. Стресс — это особое состояние организма, реакция на очень большую нагрузку, независимо от того, чем эта нагрузка вызвана.

Допустим, мы получили значительную по своей величине негативную информацию, мы, говоря простым языком, попали в трудную ситуацию, которая может потребовать от нас бегства, драки, любой другой интенсивной работы в короткий промежуток времени. При этом в коре головного мозга возникает крупный очаг возбуждения, захватывающий большое число нервных клеток. Из коры сигналы идут в особый отдел среднего мозга — гипоталамус, где тоже формируется очаг возбуждения. Резко возрастает выделение в кровь нервными клетками особых веществ — катехоламнов, которые вызывают мобилизацию всех энергетических ресурсов, резкое усиление окисления и, как следствие, учащение дыхания (повышается потребность организма в кислороде), учащение сердцебиения, повышение проницаемости мембран мышечных клеток для глюкозы и т.д. Катехоламины вызывают ощущение предстартовой лихорадки. Это особое состояние возбуждения, которое необходимо организму для повышения боевой готовности.

Катехоламины двойственны по своей природе. Они являются гормонами, влияя на все звенья обмена веществ в организме, и в то же время нейромедиаторами, осуществляя передачу нервного сигнала между различными группами нервных клеток.

Возбуждение ЦНС во время стресса в высшей степени целесообразно. Вместе с выбросом катехоламинов оно приводит к резкому ускорению мыслительного процесса и к резкому ускорению поиска выхода из сложившейся ситуации. Стоит человеку попасть в состояние стресса, как мозг его начинает лихорадочно работать и выход иногда сразу же находится «сам собой». Выброс в кровь катехоламинов во время стресса возник и закрепился в процессе эволюции, ибо в конечном счете побеждает тот, кто быстрее соображает, а не тот, кто быстрее бегает, хотя и бег бывает необходим.

Катехоламины и нервные сигналы стимулируют надпочечники, которые выбрасывают в кровь адреналин. Норадреналин и глюкокортикоидные гормоны, усиливающие действие катехоламинов на организм. Глюкокортикоиды и сами по себе обладают очень сильным и разносторонним действием на организм. Они, например, проявляют сильное катаболическое действие. Под их влиянием белки распадаются до аминокислот, а жиры до жирных кислот и глицерина. В печени все это преобразуется в глюкозу, которая идет на энергетические нужды организма. Совместно с катехоламинами глюкокортикоиды мобилизуют все наличные ресурсы организма на борьбу.

Количественное соотношение тех или иных катехоламинов связано с конкретной ситуацией. Если борьба с превосходящими силами противника невозможна и самый лучший выход в данной ситуации — бегство, то в ЦНС преобладает выброс адреналина. Адреналин недаром называют «гормоном страха». Он как нельзя лучше подготавливает организм к бегу. Чем сильнее человек напугается, тем быстрее и дольше он бежит. И все это благодаря в основном адреналину. Многие бегуны и пловцы при помощи специальных методик психологической саморегуляции стараются сами у себя вызвать чувство страха, чтобы пройти дистанцию быстрее.

Если силы противников соизмеримы и лучшим выходом из ситуации является борьба, то в ЦНС преобладает выброс норадреналина, который называют «гормоном ярости». Если от избытка адреналина человек бледнее (сужение сосудов кожи — «бледный от страха»), то от избытка норадреналина лицо краснеет, хотя все остальные сосуды кожи сужаются («багровый от ярости»)

Конечно, во многом тип катехоламиновой реакции зависит от организма человека, его личности и воспитания. Есть люди, которые всегда боятся и из них получаются неплохие бегуны, а есть люди, которые часто впадают в состояние ярости и злобы. Из таких получаются неплохие единоборцы.

Катехоламины в больших количествах повышают артериальное давление и содержание сахара крови, что необходимо для лучшего кровоснабжения внутренних органов и повышения энергообеспечения мышц.

Глюкокортикоидные гормоны не только мобилизуют энергетический потенциал организма. В малых дозах они повышают иммунитет за счет умеренного разрушения плазмацитов (клеток крови, выделяющих противоинфекционные антитела и тимуса (лимфоидного органа), выделяющего в кровь тканевые антитела.

В больших же дозах глюкокортикоиды подавляют иммунитет за счет разрушения лимфоидных органов (органов иммунитета). Такое разрушение возникает из-за слишком сильной катаболической реакции под влиянием глюкокортикоидов.

Все вышеперечисленные реакции организма закрепились в процессе эволюции. Выживает тот, кто мог быстрее бегать, лучше драться и т.д. Реакция сужения сосудов под действием адреналина необходима для уменьшения потери крови во время ранений и в то же время, оттекая от кожи и подкожной клетчатки, кровь притекает к работающим мышцам и внутренним органам (в первую очередь к головному мозгу, сердцу, почкам).

Глюкокортикоиды угнетают все воспалительные реакции организма и это тоже оправдано с точки зрения эволюции. Ведь борьба — это раны, а в ранах может развиться инфекция. Поэтому подавления воспаления на время борьбы вполне оправдано.

Если стрессор носит химическую, физическую или биологическую природу, то стресс-реакция формируется на уровне гипоталамуса, не затрагивая непосредственно кору головного мозга. Например, человек болен простудным заболеванием, он чувствует слабость, сердцебиение, его кожа бледнеет, т.е. налицо все внешние признаки стресса, однако никакого особого волнения он не испытывает, т.к. этот стресс вызван не психологическим фактором и в коре головного мозга процесс возбуждения отсутствует.

Некоммерческий, информационный блог о спортивной медицине: medstape.ru
Мы не пишем про беременность, роды, гемморой, всевозможные сыпи и прыщи. А т.ж. про другие болезни, напрямую не связанные со спортом.

Чем сильнее стресс, тем сильнее физиологические и биохимические сдвиги в организме, а следовательно и стресс. Для того, чтобы охарактеризовать степень выраженности стресса, выделяют несколько его стадий.

1 стадия стресса

Развивается под действием относительно слабых стрессоров. Характеризуется умеренным повышением защитных сил организма. Эта активизация защитных сил не вызывает истощения резервов катехоламинов в нервных клетках (она не настолько сильна). Резервы глюкокортикоидных гормонов в надпочечниках также не страдают.

Умеренно сильный выброс катехоламнов приводит к учащению пульса и повышению артериального давления. Периферические  сосуды сужаются, повышается выброс глюкокортикоидов, что приводит к повышению иммунитета и подавлению воспалительных реакций. Глюкокортикоды в умеренных дозах повышают «прочность» клеточных мембран, делая клетки более устойчивыми ко всем без исключения внешним воздействия. Сказывается и антиоксидантное действие глюкокортикоидов. Поскольку глюкокортикоиды подавляют реакцию воспаления, стресс может привести к излечению от легкого простудного заболевания.

Так как в 1 стадии стресса происходит повышение боевой готовности организма, она носит название стадии тревоги.

Любые спортивные выступления происходят как минимум на фоне II стадии стресса. Без соответствующей боевой готовности, без мобилизации организма невозможна никакая борьба, ни умственная, ни физическая. Психологический настрой, умение в нужное время должным образом себя мобилизовать — непременное условие успеха.

II стадия стресса

Развивается в ответ на действие сильных стрессоров. Все изменения в организме носят намного более выраженный характер, нежели при стрессе I стадии. Резервы организма находятся на грани истощения из-за мобилизации всех наличных защитных ресурсов. Выброс катехоламнов огромен. Подъем артериального давления и сужение периферических сосудов носит выраженный характер. Выброс в кровь глюкокортикоидных гормонов достигает максимальных величин. Поскольку во II стадии стресса мобилизация всех наличных ресурсов в организме максимальна, организм в этой стадии стресса обладает самой большой устойчивостью ко всем экстремальным факторам, включая и большую физическую нагрузку. Человек во II стадии стресса способен творить чудеса. Он переносит огромные холода и жару, пробегает немыслимые расстояния и побеждает в неравных поединках. Известен случай, когда летчик, спасаясь бегством от полярного медведя, перепрыгнул крыло самолета 3-х метровой высоты. Маленькая старушонка во время пожара вынесла из огня кованый сундук весом около 600 кг. Все, наверное, читали о Бенвенутто Челлини, который один, будучи вооруженный лишь кинжалом, напал на 12 человек, вооруженных шпагами, и убил всех 12. А ведь это реальный, не вымышленный случай.

Все мировые достижения в спорте (да и не только мировые) базируются на II стадии стресса. К финальной стадии любого международного турнира подходят несколько человек, которые физически, технически, да и морально приблизительно равны по всем показателям. Кто из них победит? Победит тот, кто сумеет мобилизовать свой организм в максимальной степени. Тот, кто вызовет у себя II стадию стресса — стадию максимальной устойчивости и сумеет именно в рамках этой стадии реализовать все свои физические, технические и тактические преимущества. Иначе ничего не получится. Таков спорт. Без сильного соревновательного стресса нет победы, особенно в спорте больших достижений.

Максимальное повышение функциональных возможностей организма во II стадии стресса дается дорогой ценой. Чрезмерный выброс катехоламинов вызывает множественные микрокровоизменения во всех внутренних органах, в т.ч. и в головном мозге, приводит к частичному разрушению ниточных мембран. Во II стадии стресса наряду с элементами защиты в организме начинают проявляться элементы разрушения и они оставляют в организме свой неизгладимый след в виде микрорубцовой ткани во всех внутренних органах.

Чрезмерная сила всех защитных реакций организма приводит к дискоординации всех видов обмена и без соответствующей коррекции такая дискоординация может привести к самым печальным последствиям. Так бывает всегда. Любой чрезмерно выраженный защитный симптом сам по себе несет разрушение.

Повышение температуры тела — защита от любой инфекции, т.к. происходит повышение иммунитета, да и на микробов высокая температура действует губительно. Стоит ей (температуре) только превысить определенную границу, как она сама начинает оказывать повреждающее воздействие на ткани организма.

Глюкокортикоидные гормоны обладают мощным общеукрепляющим действием, однако лишь до тех пор, пока их концентрация не превысит определенную критическую величину. За этой гранью начинаются деструктивные процессы. Защитный механизм, будучи чрезмерно выраженным, сам начинает оказывать повреждающее воздействие. Так наглядно демонстрируется извечный философский закон: закон единства и борьбы противоположностей.

В норме содержание глюкокортикоидных гормонов в крови регулируется адренокортикотропным гормоном гпоталамуса (АКТГ). Если глюкокортикоидов мало, то увеличение концентрации АКТГ повышает содержание глюкокортикоидов до нормы. Если глюкокортикоидов слишком много (после стресса, например), концетрация АКТГ падает и содержание глюкокортикоидов вновь приходит к норме. Но это все в теории. А на практике все происходит так: во время сильного стресса (II стадии, соревнования) происходит огромный выброс в кровь глюкокортикоидов. Стресс прекратили, соревнования окончены. Уровень глюкокортикоидов должен прийти к норме. Для этого глюкокортикоиды должны проникнуть с кровью в мозг (в гипоталамус). В ответ на их повышенное содержание уровень АКТГ уменьшается и содержание глюкокортикоидов упадет до нормы. Но глюкокортикоиды в крови связываются с особого рода транспортным белком. Этот комплекс гормон-белок не может проникнуть из крови в мозговую ткань и дать полноценный сигнал АКТГ. Итог: один раз поднявшись, уровень глюкокортикоидов никогда (!) уже не приходит к норме. Он остается хотя бы чуть-чуть, но повышенным.

Повторные стрессы II стадии приводят к постепенному нарастанию содержания глюкокортикоидных гормонов до уровня сильного стресса. И самое-то страшное в том, что этот стрессовый уровень становится стабильным. Перестраивается вся эндокринная система. Развивается множество заболеваний.

Содержание в крови глюкокортикоидов

Из-за постоянного избытка в крови клюкокортикоидных гормонов блокируется выброс соматотропина работа половых желез. Снижается активность щитовидной железы. При этом развивается постоянная гиперинсулинемия.

Весь комплекс описанных изменений приводит к развитию стойкого катаболического состояния. Ни о каком нормальном анаболизме уже не может быть и речи. Развивается состояние постоянной хронической усталости, вялости, апатии. Снижается настроение. Пропадают желания заниматься спортом.

Избыток глюкокортикоидных гормонов вызывает язвенную болезнь, подъем артериального давления, увеличение уровня сахара в крови. Человек начинает буквально «разваливаться» по частям. Гиперинсулинемия (ответная реакция на избыток сахара в крови как результат избытка глюкокортикоидов) вызывает развитие ожирения. Вот почему среди бывших спортсменов так много толстых людей. Из-за подавления функции половых желез развивается импотенция (которую так любят списывать на стероидную терапию). Развившееся состояние носит состояние «гиперадаптоза» и оно приводит к постепенному «угасанию» некогда сильных мастеров. Поэтому-то и не бывает долгожителей среди больших спортсменов.

Ни одно из развившихся в результате заболеваний, не говоря уже о гиперадаптозе, невозможно устранить без воздействия на те основные механизмы, благодаря которым оно возникло.

III стадия стресса

Она называется дистрессом. Он развивается в результате длительного (непрекращающегося) сильного стрессора, например в результате непрекращающейся запредельной физической нагрузки. Дистресс может протекать в 2-х вариантах: остром и хроническом.

В остром варианте дистресса чрезмерно сильный стрессор вызывает огромный выброс катехоламинов и глюкокортикоидов, чрезмерное повышение уровня артериального давления и резкое падение иммунитета. Каждый из этих факторов, даже взятый сам по себе, в отдельности уже может вызвать смертельный исход. Так, например, адреналин (относящийся, кстати, к катехоламинам) резко повышает потребность сердца в кислороде. Эта потребность может стать настолько велика, что даже здоровые, несклерозированные сосуды будут не в состоянии ее удовлетворить. Развивается внезапная смерть или инфаркт . При внезапной смерти инфаркт просто не успевает развиться, сердце останавливается. Немало двадцатилетних штангистов, гребцов и т.д. погибло во время крупных соревнований от инфарктов, иногда повторных. Эти факты всегда упорно замалчивались, а о них надо было кричать! Нельзя загонять людей на скаковых лошадей. Необходимо планомерно готовить спортсменов и ни в коем случае не форсировать выдачу результатов «на-гора».

Чрезмерный выброс глюкокортикоидов может вызвать острый некроз  (омертвление) печени и смерть в реанимации  от печеночной комы. Но чаще бывает частичный некроз, который протекает под видом гепатита (воспаления печени) неясного происхождения. Такие гепатиты очень любят списывать на применение стимуляторов и допингов, но лично я как спортивный врач не знаю ни одного стимулятора, способного вызвать гепатит. А вот чрезмерная перегрузка может. Поэтому-то и встречаем мы часто парадоксальную ситуацию: спортсменов, которые по 5-6 раз перенесли вирусный якобы гепатит при наличии в природе всего 3-х вирусов гепатита.

В хроническом варианте дистресса сильный, но недостаточный для быстрой смерти стрессор приводит к острому истощению резервов катехоламинов, глюкокортикоидов и некоторых других гормонов.

Истощение резервов катехоламинов приводит к появлению апатии, нежеланию жить. Возникают мысли о самоубийстве. Все это говорит о тяжелой нервной депрессии. Если дефицит катехоламинов немедленно не восполнить специальными мерами, то отсюда лишь 2 пути: 1 — самоубийство, 2 — алкоголизм. Алкоголизм встречается чаще и носит злокачественный характер, т.к. имеет под собой серьезную биологическую основу — нервную депрессию.

Истощение резервов глюкокортикоидов приводит к тому, что организм теряет способность бороться с любым, мало-мальски заметным воспалением. Начинаются бесконечные простуды. Развиваются хронические воспалительные заболевания, которые с самого начала принимают упорный, трудноподдающийся лечению характер. Обычно это заболевания органов дыхания, которые протекают тяжело и кончаются потому, что никому и в голову не приходит заняться поиском первопричины, да и уровень знаний вкупе с интеллектом у наших врачей не тот, который позволяет на что-то надеяться.

Мы кратко рассмотрели механизм и последствия сильных стрессов и дистрессов. Они губительны для организма. Что делать?

Оградить себя от соревновательных стрессов невозможно. Это было бы равносильно отказу от спортивных выступлений вообще.

Выход представляется в разработке мер как первичной, так и вторичной профилактике тех расстройств, которые могут возникнуть в организм под действием сильных соревновательных стрессов.

Под первичной профилактикой в медицине понимается ликвидация осложнений в зародыше, их предупреждение. Под вторичной профилактикой понимается лечение уже развившихся осложнений.

Совершенно иного подхода требует реабилитация (восстановление) тех лиц, которые давно уже покинули спорт, но в силу тех или иных причин хотели бы вернуться. Стоит ли и говорить, что это особо сложная задача, требующая подчас неординарного подхода к каждому отдельному ветерану.

Итак, первичная профилактика. Что мы имеем на сегодняшний момент? Обычный отдых после соревнований совершенно не решает проблемы, ибо сдвиги в обмене веществ, как мы уже знаем, достаточно серьезны и требуют серьезного вмешательства. На фоне послесоревновательного отдыха необходимо провести ряд мер по повышению чувствительности гипоталамуса к уровню глюкокортикоидных гормонов в крови. Это поможет вернуть концентрацию глюкокортикоидов к исходному уровню и предупредить формирование хронического стресса.

В случае с молодыми высококвалифицированными спортсменами, стаж выступления которых еще невелик, бывает вполне достаточно коротких курсов лечения бензодиазепиновыми транквилизаторам на фоне постсоревновательного отдыха. Бензадиазепины нетоксичны. Они не дают побочных реакций. Порой одного 10-и дневного курса лечения любым бензодиазепиновым тренквилизатором бывает достаточно, чтобы привести к исходному уровню повышенное содержание в крови глюкокортикоидных гормонов. Самыми распространенными препаратами этой группы являются нитразепам (радедорм), сибазон (реланиум, седуксен), нитразепам, феназепам, мезапам и др. Особенно эффективна наркопсихотерапия — сочетание ранквилизаторов с психотерапевтическими мероприятиями: аутогенной тренировкой, гетеротренингом. При наличии квалифицированного психотерапевта обучение команды аутогенной тренировке вполне несложно организовать. В сочетании с бензадиазепиноыми ранквилиаторами воздействие на организм аутогенной тренировки усиливается многократно. Мне самому как спортивному врачу приходилось наблюдать случаи, когда с помощью самых обычных приемов самовнушения на фоне приема транквилизаторов спортсмены добивались полной кожной анестезии: их можно было колоть иглами и т.д. И все это протекало при полном сохранении сознания и безо всякого впадения в гипнотический сон.

При работе со спортсменами старше 30-и лет задача усложняется. Предыдущие соревновательные стрессы дают о себе знать и спортсмены попадают в руки врача с обменом веществ, уже порядком разбалансированным. Налицо бывают начальные признаки гиперадаптоза.

Помимо обычной транквилизирующей и психотерапии здесь приходится использовать средства, направленные на восстановление резервов нейро-медиаторов в ЦНС. Без этого не удается ликвидировать состояние хронического стресса и полностью восстановить нервную систему. Восстановить резервы нейромедиаторов можно с помощью введения малых доз катехоламинов по специальным методикам. Используется подкожное введение малых доз адреналина, интраназальное (закапывание в нос) адреналина, норадреналина, дофамина. Иногда эти вещества вводят с электрофорезом непосредственно в гипоталамус (отдел среднего мозга). Иногда приходится подключать ноотропные препараты и мегавитаминную терапию. Из ноотропных препаратов чаще всего используются такие, как пикамилон, ноотроил, фонибут. Из витаминов серьезное антистрессовое действие способно оказать никотиновая кислота, если она применяется в достаточно больших дозах. Многое зависит от желания самого спортсмена сотрудничать с врачом в борьбе за восстановление собственной нервной системы. К сожалению, иногда приходится сталкиваться с полным непониманием самых элементарных вещей, как со стороны самого спортсмена, так и со стороны тренерского состава. Незнание физиологии такие люди компенсируют большими личными амбициями и бороться с этим бывает чрезвычайно трудно, а иногда и попросту невозможно.

Вторичная профилактика — борьба с уже развившимися многочисленными осложнениями огромного количества многолетних соревновательных стрессов обычно встает на повестке дня тогда, когда спортсмен уже не может по сути дела выступать, но в силу причин различного характера стремится продлить свое спортивное долголетие. Обычные рутинные меры спортивных врачей сводятся к назначению стимуляторов, которые еще6 больше усугубляют ситуацию и лишь «выжимают» последние силы из вступающего еще спортсмена.

Не помогут и широко рекламируемые растительные восстановители типа женьшеня и других адаптогенов. Они хороши, спору нет, но хороши лишь на этапе первичной профилактики, да и то в качестве вспомогательного средства. Не следует переоценивать рекламируемые препараты, пусть даже и растительные.

Популярные в спортивном народе анаболические стероиды на данном этапе сами по себе тоже проблемы не решат. Почему? Да потому, что простое усиление синтеза белка в организме еще не гарантирует устранение гормонального дисбаланса. Другими словами, анаболические стероиды «закрепляют» на тканевом уровне тот тип обмена, который уже есть на данный момент. А что у нас есть на данный момент? Излишне гипертрофированные надпочечники, подавленная щитовидная железа, снижение секреции соматотропина и угнетение функции половых желез. Вот все это астероидами и закрепится. Причем закрепится так, что потом вообще ничем не вылечишь.

В данном случае необходимо вначале выявить нарушенные звенья обмена, затем устранить все эти нарушения и лишь затем «закреплять» достигнутые результаты анаболическими стероидами и другими анаболизаторами. Только так. Иначе вместо продления активного соревновательного периода мы получим приближение старости и смерти.

Лечение хронического стресса должно заключаться в первую очередь в восстановлении нейромедиаторного баланса в центральной нервной системе. В процессе развития хронического стресса в первую очередь страдают эмоционально более молодые катехоламиновые структуры. Поэтому и восстанавливать в первую очередь приходится именно их. Истощение катехоламиновых нервных структур достигает такой глубокой степени, что одним только введением малых доз катехоламинов «запустить» их активность невозможно. Для «реанимации» катехоламинергических нейронов приходится использовать серьезные фармакологические соединения — антидепрессанты. Причем далеко не все, а только те, которые активизируют синтез катехоламинов в ЦНС. Лучше всего на данную роль подходят препараты четырехциклической структуры (пиразидол) или индольные производные (инказан). Они помогают «запустить» синтез катехоламинов на центральном уровне, а потом уже удается поддержать его с помощью ноотропных препаратов, некоторых кристаллических аминокислот и мегавитаминной терапии. Основным критерием для выбора препарата в данном случае должна служить его способность активизировать синтез нейромедиаторов и, в основном, катехоламинов. Из ноотропов в наибольшей степени отвечает данному требованию такой препарат, как пиридитол (энцефабол). Среди кристаллических аминокислот хорошей способностью активизировать обмен всех медиаторов отличается глютаминовая кислота, которая обладает мягким активизирующим и энергезирующим действием. Устранить чрезмерную гипертрофию надпочечников иногда удается с помощью назначения больших доз жирорастворимых витаминов.. Такими свойствами обладает, в частности, витамин А, назначаемый в мегадозах. Под действием витамина А происходит вначале усиление активности надпочечников, а затем снижение их активности до нормы.

Для ликвидации дистресса в каждой спортивной команде должна быть специальная аптечка скорой помощи. В такую аптечку должны входить сильные транквилизаторы, антигипооксанты с сильным успокаивающим действием и определенные ноотропные препараты, способные проявлять антистрессовую активность.

Из транквилизаторов в наилучшей степени подходят препараты бензодиазепинового ряда, из антигипоксантов — оксибутират (натрия, лития, кальция и т.д.), из ноотропов пикамилон. Все эти препараты необходимо иметь в ампулированной форме, которая больше подходит для оказания «первой помощи». Бензодиазепины можно вводить в одном шприце с оксибутиратом натрия. Они обладают взаимоусиливающим действием и позволяют уменьшить применяемые дозы (это снижает возможность развития осложнений, хотя она и без того невелика). При первых же признаках дистресса (декомпенсированного стресса) опасного для жизни необходимо вывести спортсмена из соревнований и оказать ему полный набор антистрессовой помощи с последующим полноценным отдыхом и лечением. Ситуации такие встречаются нечасто, но необходимые меры предосторожности соблюдать надо, чтобы не потерять ценного спортсмена. Ведь дистресс чаще всего и развивается у лиц, способных к максимальной мобилизации всего своего нервно-физиологического потенциала во время соревнований.

Самая трудная задача — это возвращение спортсмена в спорт после длительного перерыва. Такая реабилитация особенно сложна в силу сразу нескольких причин. Во-первых, чаще всего приходится иметь дело с лицами старших (для спорта) возрастных категорий. Во-вторых, прежде чем начать специальные восстановительные мероприятия, необходимо решить задачи общеоздоровительного характера, т.к. в силу возрастных причин способность таких людей к адаптации несколько понижена. И — в-третьих, личностные особенности ветеранов создают трудности индивидуального общения и выполнения назначенных рекомендаций.

Восстановить здоровье человека, много лет отдавшего соревновательному спорту очень сложно. Но сложно не значит невозможно. Не только мышечные клетки обладают «памятью». Памятью, как структурной, так и функциональной, обладают все системы и органы человека. Другими словами, если здоровье когда-то было, то восстановить его намного легче, нежели в тех случаях, когда его вообще раньше не было.

Даже гибель определенного количества нервных клеток в результате многочисленных стрессов не является препятствием для восстановления полноценных катехоламинергических структур. В настоящее время существует достаточно большое количество серьезных научных работ как наших, так и зарубежных, свидетельствующих о том, что нервны клетки вполне способны к делению и размножению. Некоторые авторы признают лишь посттравматическое деление нервных клеток, отрицая физиологическое. Некоторые настаивают на постоянном делении и самообновлении нервных клеток как в периферической, вегетативной, так и в центральной нервной системе. Но неоспоримо одно: нервные клетки способны делиться так же, как и все другие клетки нашего организма и этим деление можно управлять. Представленный гистологический1 материал очень убедителен и не оставляет поводов для сомнений. Очень убедителен и не оставляет поводов для сомнений. Неделимость нервных клеток — миф и его давно уже пора развеять.

Ну, а уж сколь делиться и регенерировать могут даже нервные клетки, о других и говорить не приходится. При разумном подходе и соответствующих затратах времени и усилий добиться можно очень многого.

На первом, общеоздоровительном этапе максимальные усилия сосредотачиваются на восстановлении симпатико-адреналовой системы, т.к. все последующие восстановительные мероприятия будут невозможны при неадекватной реакции организма на лечебные и тренировочные воздействия. Так, например, разгрузочно-диетическая терапия (лечебное голодание) значительно укрепляет симпатико-адреналовую систему, если ее резервы сохранены. Но то же самое лечебное голодание, проводимое на фоне истощенной симпатико-адреналовой системы, способно привести к еще большему ее истощению.

Восстановление нейромедиаторного баланса ЦНС в тяжелых, запущенных случаях требует длительной лекарственной терапии (катехоламины, антидепресанты, ноотропы) на фоне энергизирующих мероприятий. Лекарственные средства, предназначенные для восстановления фонда нейромедиаторов в ЦНСМ могут оказаться бессильными без соответствующего «энергетического обеспечения». Энергетическим обеспечением в данном случае могут выступить энергодающие субстраты (дикарбоссовые кислоты — глютаминовая, аспарагиновая и др.); психоэнергизаторы (ацефен, гептаминол, деанол, панклар и др.); большие дозы витаминов (пантотенат кальция, аскорбиновая кислота совместно с витамином Р), способные повлиять на интенсивность окислительно-восстановительных реакций. Иногда с этой целью применяются и ноотропные препараты (ноотропил, фенибут, пантогам).

На фоне восстановления фонда катехоламнов в ЦНС проводится лечение имеющихся заболеваний, которые поддаются быстрому обратному развитию.

После восстановления резервных возможностей центральной нервной системы наступает этап борьбы с гиперадаптозом. Восстановить нормальный уровень в крови стрессовых гормонов можно с помощью назначения малых доз стимуляторов ЦНС (фенамин, эфедрин, сиднокарб, индопан и др.). Любой стимулятор способен истощить нервную систему, однако назначение их в очень малых, порой близких к гомеопатическим дозам способно, наоборот, оказать восстановительное и общетонизирующее действие. Для того, чтобы в принципе исключить возможность истощения, малые дозы стимуляторов назначают по специальной интермитирующей схеме. Интермиттирующая схема означает ежедневное чередование малых доз нескольких стимуляторов. Это полностью предотвращает даже теоретическую возможность привыкания и повышения дозировок. Более того, при правильном подборе стимуляторов и при адекватной энергетической поддержке возникает настоятельная необходимость к уменьшению даже тех небольших доз стимуляторов, которые используются. В ходе лечения мягко развивается гиперактивность ЦНС с общим повышением настроения, подъемом работоспособности, появлением тяги к тренировкам и т.д. Этот подъем активности обусловлен усилением синтеза собственных нейромедиаторов. Общий уровень возбудимости при этом существенно повышается и это делает необходимым уменьшить дозы применяемых стимуляторов.

По мере мягкой активизации медиаторного звена симпатико-адреналовой системы количество стрессовых гормонов в организме снижается и гиперадантоз ликвидируется.

Независимо от спортивной специализации аэробные нагрузки являются хорошим средством для восстановления резервных способностей ЦНС. Ценность аэробики еще и в том, что она позволяет повысить чувствительность клеток к нейромедиаторам. Сочетание аэробной нагрузки с рациональной лекарственной терапией является наиболее оптимальным вариантом.

Восстановление нейро-эндокринного баланса может оказаться длительным процессом и занять от нескольких месяцев до двух лет. Для закрепления достигнутых результатов необходимо применение анаболических стероидов и других средств с анаболической активность. На этом фоне уже необходимо переходить к основным специализированным тренировкам.

На современном этапе развития спортивной формакологии спортивное долголетие имеет такие перспективы, о которых ранее можно было только мечтать. Необходимо только помнить, что сохранение здоровья в условиях огромных соревновательных перегрузок может оказаться задачей не менее сложной, чем достижение самых высоких спортивных результатов.

Источник

Интернет журнал «Тренер on-line» — Уход из спорта. Возвращение в спорт. Точка зрения врача, Выпуск №6. Февраль — Март 20

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *