Влияние стимулирующих средств на структуру объема

Согласно современным представлениям большинство скелетных мышц человека имеют различные по структуре морфофункциональные системы, состоящие из мышечных волокон, отличающихся по структуре, метаболизму и функции.

Разные мышечные волокна входят в состав мышц в определенных соотношениях.

В настоящее время абсолютное большинство авторов считают, что состав мышечных волокон скелетных мышц генетически детерминирован.

Состав мышечных волокон в мышцах в силу различий в их метаболизме должен предопределять и функциональное состояние ряда систем организма.

К эндокринной системе людей, в мышцах которых содержатся 60 и более процентов MB типа I (красных, медленных, окислительных, устойчивых к утомлению), способных усваивать глюкозу крови, будут предъявляться иные требования, чем к эндокринной системе лиц, в мышцах которых много MB типа II-B (белых, быстрых, гликолитических, быстро утомляемых), не способных усваивать глюкозу крови.

В особых условиях функционирования будет находиться и эндокринная система людей, мышцы которых характеризуются наличием большого количества MB типа II-A (красных, быстрых, окислительно-гликолитических, устойчивых к утомлению, или промежуточных).

Состав MB прямо связан с функцией дыхания, сердечно-сосудистой и другими системами.

Степень капилляризации скелетных мышц определяет ширину периферического русла кровотока, интенсивность реакции печени на физические нагрузки, предопределяет преимущественное накопление в крови тех или иных метаболитов.

Согласно опубликованным данным на MB типа I приходится 49,6± 1,1%, MB типа II-A -34±0,1%и MB типа II-B- 16,2±1,4%.

Большинство авторов пришли к выводу, что скоростно-силовая тренировка не влияет на состав MB.

Тренировка на выносливость, не оказывая влияния на содержание в мышцах MB типа I, вызывает изменения в MB типа II-B, которые при проведении гисто-химических исследований, не позволяют отличить их от MB типа II-A. Эти изменения обратимы, и через некоторое время MB типа II-B вновь начинают дифференцироваться от MB типа II-A. Под влиянием тренировки в мышцах развивается типичная картина приспосо-бительных изменений, которые после прекращения тренировки претерпевают обратное развитие.

Общеизвестно, что анаболические стероиды резко увеличивают синтез белка в мышечных волокнах всех типов и восстановительные процессы в организме спортсмена, что способствует более бурному, чем в естественных условиях, росту достижений.

Поэтому современная ситуация все злободневнее ставит вопрос: в связи с ужесточением контроля за применением стимулирующих средств как следует скорректировать методику подготовки, чтобы избежать больших потерь в уровне спортивного мастерства?

Исходя из особенностей функционирования трех типов MB в скелетных мышцах, мы полагаем, что суммарный объем, интенсивность тренировочной нагрузки и ее структура должны быть организованы таким образом, чтобы способствовать увеличению анаболического воздействия и ускорению восстановительных процессов в ходе подготовки. А для этого необходимо определить рациональный объем и интенсивность нагрузки, позволяющие совершенствовать функциональные возможности в необходимой пропорции для каждой группы мышечных волокон.

Для начала обратимся ко времени, когда в тяжелой атлетике об анаболиках ничего не знали. Мы полагаем, что соответствующий сравнительный анализ параметров тренировочной нагрузки и ее структуры с современными показателями, несомненно, поможет нам выработать объективные рекомендации в целях разумной организации учебно-тренировочного процесса.

1255976655 photopodborka 064

Сравнительный анализ параметров тренировочной нагрузки за 8-недельный цикл элитной группы сильнейших тяжелоатлетов мира 60-х и 80-х гг. (А.С. Медведев с соавт., 1990) показал, что на фоне как статистически достоверных, так и недостоверных увеличении персональных и суммарных объемов нагрузки отмечается устойчивая стабилизация всех критериев и параметров интенсивности. Итак, мы можем сформулирвать первый вывод, что за прошедшие 30 лет стимулирующие средства не изменили общеизвестных критериев и параметров интенсивности.

Однако оказалось, что суммарный объем нагрузки в 80-е гг. достоверно увеличился за счет упражнений тяг и приседаний на 40%, в то время как объем нагрузки в рывковых и толчковых упражнениях, непосредственно обеспечивающий результат на соревнованиях, остался практически без изменений. В связи с этим второй вывод будет таким: широкое внедрение в практику анаболических стероидов обеспечило бурный рост достижений в тяжелой атлетике главным образом за счет достоверного увеличения нагрузки в тягах и приседаниях.

Поскольку относительная интенсивность тренировок за последние 30 лет не претерпела существенных изменений и имеет константное значение, степень нагрузки регулируется парциальными объемами нагрузки группы упражнений.

Относительная интенсивность в ТР, ТТ и ПР обнаружила тенденцию к ее снижению у тяжелоатлетов 80-х гг. (94,6 и 88,6%). Выявлено, что тяжелоатлеты более легких весовых категорий (ВК) (до 76 кг) тренировались с более высокой интенсивностью, нежели спортсмены более тяжелых весовых категорий. Снижение относительной интенсивности произошло путем перераспределения нагрузки между двумя зонами интенсивности: > 70-99% и > 100%,-в сторону ее уменьшения в зоне > 100% в два раза (66:34 и 85:15% соответственно в 80-е гг.).

Если говорить о достижениях российских тяжелоатлетов в сумме двоеборья по всем весовым категориям за олимпийский цикл 1993-1996 гг., то оказывается, что за редким исключением результаты не претерпели изменений. Так, на «Кубках России», проводимых в феврале, и на чемпионатах России, проводимых во втором полугодии накануне чемпионатов мира, уровень спортивного мастерства атлетов составлял в среднем 411,3, 411,6 и 411,5 условных единиц – у.е. (по таблице М.В. Стародубцева) соответственно в этих трех соревнованиях.

Многолетние исследования объема тренировочной нагрузки в основных группах тяжелоатлетических упражнений у сильнейших тяжелоатлетов мира 80-х гг. в зависимости от массы тела, начиная с 70%-ного отягощения (проведенные на кафедре тяжелой атлетики ГЦОЛИФКа и РГАФКа), позволили сформировать три самостоятельные группы спортсменов: 54-76, 83-99 и 108-св. 108кг.

Поскольку результаты российских спортсменов легких весовых категорий (от 54 до 76 кг) значительно отстают от международного уровня, возникает необходимость их отдельного анализа.

Так, за прошедшее четырехлетие уровень спортивного мастерства наших легковесов на «Кубках России» составил в среднем 409,1% с отрицательной динамикой в олимпийском цикле к 1996 г. (413,8 и 406,6 у.е.). В то же время у европейских тяжелоатлетов этот показатель существенно выше – в среднем 452, 5 у.е., но с положительной динамикой (444,8 и 460 у.е.) И это не случайно, поскольку одной из причин отставания является недостаточный объем нагрузки для этой группы спортсменов (который составляет лишь 68% от рекомендованной нами модели) и его структуры, характерной для атлетов более тяжелых ВК.

Более поздние исследования относительной интенсивности у российских тяжелоатлетов в ТР и ТТ в первой половине ВК показали, что КИ у них оказался ниже на 3,8% (95,3 и 91,5%), а во второй половине ВК -выше на 4,1% (90 и 94,1%) по сравнению с модельными параметрами. Однако такие изменения не способствовали положительным сдвигам.

В связи с ужесточением контроля за применением стимулирующих средств надо думать не только о более рациональной схеме восстановительных средств, но и о таком ее сочетании с построением тренировочного процесса, который бы обладал большим анаболическим и восстановительным влиянием.

Известно, что для тяжелоатлетов важны так называемые быстрые MB мышц типа II-B, которые совершенствуются при нагрузке 70-100% от максимума, но они быстро утомляемы, поскольку уровень кровоснабжения у них небольшой, т.е. мало митохондрий. Поэтому для увеличения их работоспособности следует тренировать и так называемые медленные MB типа I и особенно MB типа II-A, поскольку иннервирующие их мотонейроны обладают высокой возбудимостью, а сами MB имеют значительный уровень кровоснабжения. MB типа I начинают совершенствоваться с отягощения < 70%. Известно, что в ходе длительной работы и MB типа II-B становятся «похожими» на MB типа II-A, т.е. более выносливыми.

media122938

В связи с этим обратимся к опыту безанаболической подготовки атлетов 60-х гг. У них нагрузка < 70% (при 4-5 тренировках в неделю) в суммарном объеме за 8 недель составляла в среднем 52%. У атлетов легких категорий она была меньше. Например, у чемпиона Олимпийских игр 1960 г. Е. Минаева в категории 60 кг – 46%, а у чемпиона Олимпийских игр 1964 г. в тяжелой весовой категории Л. Жаботинского – 75%. У тяжелоатлетов 80-х гг. аналогичная нагрузка составила в среднем 41%, а у современных тяжелоатлетов-россиян только 29% (при 8-9 тренировках за неделю).

Увеличивать тренировочную нагрузку с отягощением < 70% следует главным образом за счет основных упражнений: рывковых, толчковых и приседаний. В 60-е годы был еще и жим.

Так, у Л. Жаботинского в 1967 г. эта нагрузка в соревновательных упражнениях при установлении мирового рекорда в троеборье (590 кг) составила 80%.

По данным В. Алексеева (1976, 1977), его нагрузка по всем основным упражнениям с отягощением от 30 до 70% составила 66,1%, в зонах 71-100% – 28,6% и в зонах > 100%-5,3%.

Несколько слов о зоне > 90% в рывковых и толчковых упражнениях:

— при установлении первого мирового рекорда в сумме троеборья 595 кг количество таких подъемов у В. Алексеева было 22, но в дальнейшем, когда он вышел на 600 кг и выше, таких подъемов было в среднем – 7, т.е. в три раза меньше. Мало того, при установлении мировых рекордов в троеборье 630 и 635 кг он вообще не выходил в зону > 90% в соревновательных упражнениях.

Данная особенность подготовки не является «привилегией» лишь В. Алексеева. Она известна давно и касается в первую очередь тяжелоатлетов с большой массой тела. Так, автор данного сообщения поднимал штангу в соревновательных упражнениях не более начального веса, с которого он совершал первую попытку на соревнованиях и, как правило, увеличивал достижения от 5 до 10 кг в каждом из упражнений.

Если говорить о количестве подъемов штанги (ПШ) в зоне > 90%, то, как показала многолетняя практика, чем больше масса тела, тем меньше подъемов штанги в данной зоне. Так, у Л. Жаботинского такие подъемы за месяц до соревнований составляли от 3 до 5, не более. Вообще у каждого атлета должна быть своя оптимальная норма.

О приседаниях со штангой на плечах необходимо сказать следующее. Эффективность этого упражнения с отягощением в зонах 50-80% практически не теряется с увеличением стажа подготовки (А.С. Медведев, 1986). Кроме того, многократные приседания (до 6 ПШ за подход и более) в обозначенных зонах предъявляют к ССС более высокие требования, нежели 90%-ные отягощения с 1-2-кратными повторениями за подход. Поэтому данную методику следует рассматривать в качестве одного из эффективных средств расширения функциональных возможностей организма спортсмена, особенно при отсутствии стимулирующих средств

rezazade

К таковым следует отнести и комбинированные упражнения с многократными повторениями за подход, т.е. применять их в большем объеме, чем это наблюдается в настоящее время. Кстати, из опыта подготовки В. Алексеева. Он комбинированные упражнения (подъем штанги на груди + приседания со штангой на груди + толчок от груди) включал в каждую тренировку вплоть до соревнований.

О нагрузке в дополнительных упражнениях. Снова обратимся к опыту В. Алексеева, памятуя о том, что он является рекордсменом мира по количеству установленных мировых рекордов – 80. Никому в мире пока это не удавалось. В его подготовке дополнительные упражнения занимали более важное положение, чем основные, поскольку объем их нагрузки всегда был выше, чем в основных упражнениях.

Рассмотрим его нагрузку на соревновательном этапе при подготовке к семи соревнованиям, где результат в сумме троеборья был следующим: 595; 600; 607,5;

612,5; 630; 635 и 640 кг – все мировые рекорды. Основная нагрузка в среднем была 750 ПШ, а дополнительная – 944 ПШ. Причем дополнительная нагрузка в четырех неделях мая составляла 35; 26; 23 и 16%.

Известно, что в 1995 г. сборная мужская команда КНР по тяжелой атлетике впервые в истории своей страны стала чемпионом мира. В связи с этим определенный интерес представляет экспертная оценка структуры тренировочного процесса китайских тяжелоатлетов школы высшего спортивного мастерства, проведенная нами в г. Тинане в 1994 г. Эта школа – один из поставщиков спортсменов в сборную команду КНР. Экспертиза показала, что атлеты выполняли объем нагрузки на ПЭ+СЭ в основных упражнениях в среднем около 4000 ПШ. Нагрузка < 70% составила в среднем 42%. Причем дополнительная нагрузка составила величину, равную объему основной нагрузки (количество тренировок за недельный цикл в зависимости от этапа подготовки составило от 6 до 15).

Подобная структура тренировочной нагрузки тяжелоатлетов из КНР, видимо, не случайна, поскольку нам известно, что уже в 1990г. эта страна располагала прибором, позволяющим определить состав MB в мышцах, не внедряясь в их расположение. Кроме того, не секрет, что у китайских тяжелоатлетов периодически определяется состав крови на количество гемоглобина.

У сильнейших тяжелоатлетов СССР 80-х гг. объем нагрузки в зависимости от группы весовых категорий за 8-недельный цикл составил максимум 2813 и минимум 2221 ПШ. Нагрузка < 70% составила 35 и 59% соответственно.

Доля объема нагрузки 1-2, 3-4, 5-6- и более кратным ПШ в одном подходе. Как мы полагаем, специальное планирование методов тренировки (особенно многократных) и их доли (в %) в зависимости от этапа подготовки и квалификации тяжелоатлетов, исходя из затронутой нами проблемы, имеет важное значение.

3-4- кратные подъемы штанги (75-80%-ные отягощения) в основных упражнениях являются стержнем круглогодичной подготовки. Вариативность методов осуществляется главным образом за счет 1-2- (85-100%-ные отягощения) и 5-6 (60-70%-ные отягощения) -кратных подъемов штанги за один подход.

5-6-кратные подъемы чаще всего планируются на переходный этап. В последующем их объем от подготовительного к соревновательному этапу снижается (см. «Поурочные программы», утвержденные Спорткомитетом СССР в 1983 г. для всех спортивных школ, культивирующих тяжелую атлетику).

Многократные подъемы штанги, как мы уже знаем, помогают совершенствовать функциональные возможности организма спортсмена, и в частности выносливость. Это особенно важно для тяжелоатлетов с большой массой тела.

Известно, что у двукратного олимпийского чемпиона Л. Жаботинского при лучшем результате 590 кг (мировой рекорд) в соревновательных упражнениях (за 4 недели до старта) объем нагрузки 1-2-кратных ПШ составлял 40%, 3-4-кратных – 52% и 5-6-кратных – только 8%.

У В. Алексеева при результате в сумме троеборья 525 кг аналогичный расклад составлял 59, 33 и 8%. Однако при установлении мирового рекорда 600 кг акцент сместился на зону 3-4-кратных ПШ – 58%; зона 5-10-кратных ПШ увеличилась до 15%. И, наконец, при сумме 640 кг наибольший акцент оказался на 5-10-кратных ПШ: 18, 30 и 52%.

Подводя итог анализу тренировок В. Алексеева, можно с достаточной уверенностью констатировать, что параметры и структура технологического процесса тренировок этого выдающегося тяжелоатлета были таковы, что нагрузка, создаваемая им посредством упражнений (в основном на выносливость), значительно не доходя до максимума применяемого отягощения, способствовала сопряженному совершенствованию всех групп MB мышц. Максимальные усилия прикладывались только в последних подъемах штанги при многократных повторениях средней величины отягощения или путем сумма-ции нагрузки во времени.

Таким образом, подготовка В. Алексеева способствовала увеличению анаболического воздействия и ускорению восстановительного эффекта тренировочного процесса в еще большей степени с учетом применения стимулирующих средств (контроль за которыми был организован МОК только с Олимпийских игр 1976 г.), чем это могло быть в естественных условиях, т.е. с применением только восстановителей

Таковы факты. А факты, как говорят, упрямая вещь. По крайней мере, в доступной нам литературе мы не обнаружили аналогичных публикаций с такой интерпретацией. Причем, надо полагать, изложенная нами информация далеко не исчерпывает обсуждаемой нами проблемы.

Заключение. С целью увеличения анаболического воздействия и ускорения восстановительного эффекта тренировочного процесса в организме тяжелоатлета (наряду с совершенствованием системы восстановительных средств), в структуре объема и интенсивности тренировочной нагрузки следует самое серьезное внимание обращать (и включать в план тренировки) не только на отягощения от 70 до 100%, но и на объем нагрузки менее 70% в основных упражнениях, а также на систему дополнительных упражнений.

Кроме того, в процессе подготовки тяжелоатлетов (в зависимости от весовой категории, этапа подготовки и индивидуальных особенностей) комбинированные упражнения предлагается выполнять в большем объеме, чем это наблюдается в настоящее время, и специально планировать нагрузку с многократными подъемами штанги за один подход.

Необходимо также не только возродить составление годовых индивидуальных планов подготовки, но и наладить круглогодичный тренировочный процесс, памятуя о том, что в отсутствие стимулирующих средств перерыв в тренировках со штангой более чем на две недели отрицательно сказывается на тренировочном процессе (а после месячного перерыва, даже с активным отдыхом, многие атлеты с трудом втягиваются в занятия). Периодизацию тренировочного процесса с учетом закономерностей адаптации следует понимать как периодическую сменяемость состава средств, методов и величины нагрузки – оптимальной по объему и интенсивности (А.С. Медведев, 1986).

Перечисленные факты, как нам представляется, могут способствовать совершенствованию MB мышц типа П-В посредством совершенствования MB мышц типа II-A, а также исключению нежелательной обратной морфофункциональной перестройки в организме тяжелоатлета.

Общие закономерности построения тренировочного процесса, в том числе и рациональные структуры объема и интенсивности нагрузки, остаются обязательными для всех. Однако согласно своим морфофункциональным особенностям каждый спортсмен обязан обладать индивидуальным почерком подготовки.

В этом – главное в тренировочном процессе каждого спортсмена и его вклад в дальнейшее совершенствование теории спортивной тренировки и повышение уровня спортивного мастерства. Поэтому «голое» копирование нагрузки какого-то выдающегося тяжелоатлета оказывается несостоятельным.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *