Сергей Длужневский — Судьба (зима 2011)

«Приглашал меня к себе Всевышний… Да не вышло…»

Передо мной сидит больше 100 килограммов живого веса с горой мускулов. Сидит, курит трубку, смешно щурит глаза и заразительно смеется. Рядом — инвалидная коляска, которая этому человеку пока еще нужна. Но, пообщавшись с ним, я решительно точно поняла — очень скоро ее в этой квартире не будет. Потому что передо мной сидит 100 килограммов воли, силы духа, уверенности в собственных силах и в победе.

Как закалялась сталь

Президент Федерации по пауэрлифтингу Вологодской области Сергей Длужневский. Два года назад после страшной аварии он показал неприличный жест старухе с косой и вернул себе жизнь.

Что толкнуло вас заняться таким сложным видом спорта?
Мои школьные годы пришлись на начало 90-х: стрельба, дворовые разборки и прочие атрибуты того вре­мени. Мне было 14, и на путь культуризма меня подтолкнула элементарная драка. Во время одной из дворовых разборок я «огреб» по полной программе. Силы тогда не было, только злость и желание выловить каждого из тех пацанов по одному и… Читал газету, кажется, называлась «Семья», в которой отрывками перепечатывали книгу становления Арнольда Шварценеггера, и занимался спортом. Сначала — дома, потом в подвале спортзала завода «Луч».

ДОСЬЕ
Сергей ДЛУЖНЕВСКИЙ

  • Президент Федерации пауэрлифтинга Вологодской области (WPC/AWPC), президент Федерации русского жима Вологодской области, вице-президент Федерации бодибилдинга, фитнеса и спортивной аэробики Вологодской области, президент Федерации пауэрлифтинга города Вологды (ФПР), мастер спорта России по пауэрлифтингу (ФПР), тренер высшей категории по пауэрлифтингу, судья международной категории по пауэрлифтингу, судья первой категории по бодибилдингу.
  • Воспитал семь мастеров спорта международного класса, 13 мастеров спорта России, более 30 кандидатов в мастера спорта России, около 100 спортсменов-разрядников.
  • Среди учеников — чемпионы, призеры и рекордсмены России, Европы, Евразии и мира.
  • За период тренерской деятельности с 1997 по 2010 год подготовлены шесть чемпионов Европы, один чемпион Восточной Европы, 11 чемпионов Евразии и три чемпиона мира.

А если бы в твоей жизни не было этих подростков? Если бы ты в свои 14 лет не «огреб»? Может, рисовать пошел бы?
Как вариант… У меня отец — художник. Но мой отец умел не только кистью по полотну водить, но и приучил к здоровому образу жизни. По системе Порфирия Иванова я начал изучать основы закаливания и сейчас могу похвастаться тем, что в медицинской карте не найти записи о простудном заболевании.

Сложно было делать первые шаги в этом новом виде спорта?
Когда я вернулся из армии, я продолжил заниматься культуризмом. Совместно с череповчанином Антоном Кузьминым — сегодня мастером по бодибилдингу, тренером высшей категории — в 1998 году поехали на соревнования по бодибилдингу попробовать себя. Это очень сложный спорт, и дело не в наращивании мышечной массы, а в подготовке себя к турниру. А мы совершенно не были к нему готовы, плохо понимали, что такое сухой вес. Вспомните, какие это были годы… Голодные в принципе. Чтобы подготовиться к соревнованиям, я ел вареную путассу по два килограмма в день и сидел на рыбе по три месяца.

Mr. President…

В 1999 году Сергей Длужневский арендует помещение, закупает оборудование и открывает свой спортивный клуб.

Чем отличался ваш клуб от многочисленных «качалок»?
Главным отличием этого клуба от подвальных «качалок» было появление нового для Вологды направления в спорте — пауэрлифтинга. Несколько лет у меня ушло на то, чтобы перенять опыт других спортсменов, перечитать сотни страниц спортивной литературы, понять и осмыслить этот вид спорта. 14 мая 2000 года я организовал первый турнир по пауэрлифтингу в Вологде. Тогда я стал абсолютным чемпионом Вологды. После этого турнира этот вид спорта стал активно развиваться: мы ездили на областные соревнования, череповецкие ребята приезжали к нам. В этом же году после проведения турнира меня заметили в спорткомитете и предложили стать президентом Федерации по пауэрлифтингу в Вологодской области. В 2002 году в Вологде появился первый мастер спорта по пауэрлифтингу — моя супруга Эльвира. Многие пацаны скрипели зубами.

А чем занимается клуб сегодня?
Сейчас мы проводим городские, областные соревнования, 22 и 23 января 2011 года в Вологде впервые пройдет турнир по Северо-Западу. Если соревнования покажут высокий уровень, нам доверят провести турнир по России.

Длужневскии Сергеи

Воспитанный по системе закалки и тренировок, Сергей Длужневский в том же направлении воспитывает и своих детей. Супруга Эльвира — не против, сама спортсменка…

  1. Ваши дети, как и вы, не болеют?
    У меня двое замечательных детей: дочь Влада — ей 10 лет, и она полная копия своей мамы, и 4-летний сын Ян — думаю, мое отражение. Владислава уже большая и занимается в фитнес-клубе, в том числе и танцами. Яну я пока даю сформироваться и не навязываю спорт. Может, через пару лет отдам в секцию борьбы, потому как считаю, что каждый мужчина должен пройти через единоборства. Сейчас он через игровые элементы отжимается, приседает, стоит на голове… По поводу системы закаливания, через которую прошел я, — она в нашей семье сейчас не применяется. Но дети закалены условиями, в которых они живут: открытые форточки, сквозняки. Ни Влада, ни Ян не боятся холода и не болеют.

Судьба навылет

26 ноября 2008 года на чере­повецкой трассе «Гранд Черокки» Сергея Ддужневского улетел с дороги. После аварии его жизнь стала похожа на турнир, где в качестве соперников выступили боль, сломанный по­звоночник, бездействие ног, депрессия и приговоры врачей. И где Сергею Длужневскому просто нельзя было не победить…

Как произошла эта трагедия? Помню, были первый снег и летняя резина на машине… Я не вошел в поворот и улетел. Джип много раз перевернулся, а когда меня выбросило через дверь, при ударе я сломал позвоночник, уже ничего не помню. Очнулся я уже парализованным. На улице — почти зима, на мне — одна футболка, при себе даже телефона нет, в машине остался.

Вы приняли решение ползти самостоятельно, как это было возможно, со сломанным позвоночником?
Я понял одно — если я сам не вытащу себя, никто меня не спасет. Там был очень крутой спуск, улетели мы далеко, ни меня, ни машины с трассы не видно. И я пополз. Поднимался на руках, про­гибался в спине, подтягивал тело, а от того, что прогибался, еще больше калечил свой позвоночник. О чем просил Бога? Оставить меня в живых хотя бы ради детей; никогда еще я не был так близок к вере, как в тот момент, никогда так тонко и остро не чувствовал эту нить…
10 часов он полз по снегу. Постоянно теряя сознание от боли. Один раз очнулся, уткнувшись лицом вниз. Вместо снега была уже земля. Руки обморожены. Сергей все-таки дополз…

Сергея обнаружили работники дорожной бригады, которые и отвезли в больницу в Шексну. А как справилась с этой новостью ты, Эльвира?
В тот вечер мне было очень неспокойно на сердце, — вспоминает супруга Эльвира. — Всю ночь не спала, звонила — сначала телефон никто не брал, утром он был уже отключен: села батарея. А потом мне позвонили из шекснинской больницы… Уже через два часа я была там. «Вы знаете, у него сломан позвоночник, полный разрыв спинного мозга… Возможно, он когда-нибудь сможет сидеть… — это был приговор врача, с которым я встретилась в больнице.
— А кроме того, у него сильно   обморожены руки, и, наверное, их придется ампутировать по плечи…»  В  общем, мне не разрешили даже отвезти его в Вологду, мол, заберете,  если  до завтрашнего утра доживет…

Я докажу…

Он дожил. Спасли мышцы, которые выдержали удар на позвоночник, многолетняя закалка организма, которая не дала ему замерзнуть, и силовая подготовка, позволившая доползти до дороги.

По какой системе вы восстанавливались?
Мне сделали операцию на позвоночнике, и два месяца я провел в больнице. Через месяц после аварии втайне от врачей стал заниматься. Потом выписался и уже основательно занялся восстановлением. Программу для себя делал сам: пришлось много читать литературы по анатомии, физиологии, перенимать опыт других людей, общаться с ними на форумах. Кроме того, я изучил много медицинских книг по травматологии.

Эльвира, а ты когда-нибудь слышала от него: «Я не смогу»?
Чаще всего от своего мужа я слышала совсем другие слова: «Я докажу им! Да что я, не смогу, что ли?» — вот это свойственно его характеру. А доказывать было кому: многие поставили на Сереже крест.

Через три месяца после аварии у Сергея зашевелилось левое бедро. Через год стало работать правое. Каждое новое движение вызывает у Эльвиры слезы на глазах. Сергей воспринимает это как победу одного из раундов на ринге судьбы. Он понимает, что впереди еще очень много работы, и не ставит сроков. Он ставит только цели. И она у него в этой жизни сейчас одна — ходить.

АиФ, Елена Крауклис

Адрес статьи: http://www.booksite.ru/pressa/462.htm

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *