Константин Константинов — Легендарный пауэрлифтер из Латвии!

Известный пауэрлифтер Константин Константинов в эксклюзивном интервью «Железному Миру» приоткрыл завесу тайны над своей работой, рассказал о начале своего спортивного пути, ответил на самые щекотливые вопросы которые ему хотели задать поклонники, но не имели возможности.. Отметим, что данное интервью стало самым большим и неформальным для Константина Константинова за все время его общения с прессой.

ЖЕЛЕЗНЫЙ МИР: Константин, здравствуйте. Поймать Вас не в командировке, но дома — большая удача. Вы — личность достаточно загадочная, информации о Вас крайне мало. Три недели, пока я пытался до Вас дозвониться, Вы находились в Калифорнии. И это был не отпуск…

КОНСТАНТИН КОНСТАНТИНОВ: Здравствуйте, Дмитрий. Совершенно верно, это был не отпуск, а работа. Я работаю профессиональным телохранителем с американцами уже 12 лет. Много езжу по миру. И в данный момент побывал уже более чем в 80 странах. Мне моя работа очень нравится. Последнюю командировку я провел в Калифорнии. В свободное от работы время была возможность и потренироваться. В США вообще все в порядке со спортом, там имеется огромное количество хорошо оборудованных и доступных залов. У нас в Латвии очень сложно найти место для того, чтобы заниматься лифтингом на высоком уровне. А в США практически в каждом современном зале есть множество грифов, тяжелых гантелей, есть силовые рамы, помост. Цены очень демократичные. Меня почти во все залы пускают бесплатно, это очень приятно.

Константинов - гангстер

Ж. М.: Все узнают?

К. К,: Многие. Если не узнают, я не стесняюсь представиться.

Ж. М.: Много времени проводите вдали от дома?

К. К.: Очень. Четкого графика работы нет. Вот сейчас я сижу дома. Мне могут позвонить. И уже завтра я буду в аэропорту. Могу уехать как на три дня, так и на месяц. Времени для тренировок в поездках, конечно же, катастрофически не хватает. Но я скажу, что в любой стране в любой ситуации я всегда изыщу возможность позаниматься. Не везде, как в США, есть хорошие залы. В некоторых странах практически невозможно найти хорошее место. Но за много лет таких поездок я понял одно: было бы желание, а потренироваться можно везде и влюбых условиях. Я всегда беру с собой жесткие резинки, с ними очень удобно и размяться, и нагрузку мышцам дать. Рядом всегда есть коллеги, которые все весят за 100 кг. С ними можно поприседать, поотжиматься, повыпрыгивать, устроить пробежку, чтобы хоть как-то поддерживать себя в тонусе. Конечно, это не способствует росту результатов в профессиональном пауэрлифтинге, но надо выходить из ситуации любыми способами.

Ж. М.: С тренировками все понятно, а как же соревнования, можно ли, как на большинстве работ, отпроситься, замениться?

К. К.: Это невозможно. Звонят, значит, надо ехать. Сказать «нет» я не могу, так же как диктовать свои условия. Из-за этого я не всегда могу запланировать подготовку к соревнованиям и выступить на них. С другой стороны, я бы не сказал, что я хочу жить соревновательным пауэрлифтингом. Это скучно. Мне очень нравится то, что я делаю, мне нравится путешествовать. На данный момент меня все устраивает. Если бы для того, чтобы поднимать на 10-15 кг больше, мне бы пришлось всю жизнь сидеть дома, соблюдать режим, много есть, спать — я бы от тоски помер. Я немножко не такой человек. Мне нужно движение.

Ж. М.: Понятно, что работа устраивает Вас, а что думает по этому поводу жена? Не требует ли она более длительного нахождения мужа дома?

К. К.: Все зависит от того, как ты свою супругу воспитаешь и построишь. У меня на это ушел не один год, и сейчас у нас с женой полное взаимопонимание и любовь. К тому же она у меня женщина мудрая и понимающая. Нормальная женщина никогда и ничего не будет требовать, потому что это неразумно. Моя супруга — дама самодостаточная, у нее свой бизнес она тоже занимается спортом, так что скучать ей особо некогда. Тем более что у нас в доме недавно появился еще один член семьи — маленькая собачонка. Мы очень долго выбирали ее по Интернету. Выбор пал на аффенпинчера. Это немецкая порода, которой уже около пятисот лет. Приехал он к нам из Лондона. Меня супруга встречала вместе с ним в аэропорту. Щенка назвал Адольфом, в честь одного из моих предков. Мы с ним сразу стали хорошими друзьями. Адольф очень тонко чувствует атмосферу в нашем доме. Он понимает, что надо быть
спокойным, хорошо кушать, много спать и не хулиганить.

Ж. М.: Друзья и знакомые уже успели надоесть вопросами об имени щенка?

К. К.: Когда люди узнают имя моего щенка — удивляются. Так, мол, Гитлера звали. Одному интересующемуся я ответил: «Тебя вот звать Григорием, никто же тебя не ассоциирует с Григорием Распутиным». Адольф — это старое немецкое имя, которое в обиходе уже около 2000 лет. Каждый видит то, что хочет видеть.

Ж. М.: Около года назад на одном интернет-форуме разгорелся нешуточный спор, поводом для которого послужила Ваша фотография. На Вас была одета майка с изображением немецкого диктатора и надписью: «Гитлер. Европейский тур. Лондон — отменен, Москве — отменена». Как Вам такая критика?

К. К.: Я считаю, что каждый человек имеет право на свое личное мнение. Если хочешь всем нравиться — будь больным, старым и бедным. Тогда тебя точно будут все любить. Я эту майку купил в Лондоне, на одной из центральных улиц. Майка на самом деле с приколом. Кто видел ее вблизи и имеет достаточно ума — тот поймет. Мне понравилась майка — я ее купил, даже долго тренировался в ней. У меня прадед и прабабка всю блокаду провели в осажденном Ленинграде. Так что я очень хорошо знаю, что такое Великая Отечественная война. Но я не считаю, что это прошлое нужно волочить за собой всю оставшуюся жизнь. Да. это было, и это закончилось. Я абсолютно не на стороне фашистской Германии, у меня просто все в порядке с чувством юмора. А кто не понимает — это его личные проблемы. Если кто-то захочет обвинить меня в латышском национализме — тут тоже мимо. Мои родители из России, сам я полностью русский. В последние годы я даже выступаю в трико с надписью «RUS», я патриот России и горжусь этим.

Константин Константинов

Ж. М.: Будет ли большой русский мужчина в трико с надписью «RUS» выступать в Архангельске на «Битве чемпионов» в этом году?

К. К.: К сожалению, нет. Очень хотел , приехать, готовился. Но на пике подготовки надорвал связку на широчайших. Мне очень и очень жаль, что уже второй год подряд я не приму участия в этом турнире. Организатор «Битвы» Андрей Федосеев — замечательный парень, мой друг. У нас с ним хорошие, теплые, доверительные отношения. Надеюсь, что в следующем году я смогу залечить спину, приехать в Архангельск и показать хороший результат. Ну а пока у меня межсезонье. Тянуть не могу, зато могу жать и приседать, чем сейчас усиленно и занимаюсь. Даже между соревнованиями я никогда не сбрасываю обороты, стараюсь всегда заниматься тяжело. Я не люблю халявить в зале, не люблю эти разгрузочные тренировки. Мне нравится поднимать тяжело и много. У меня были тренировки, на которых я собирал больше тонны, не напрягаясь. Люблю делать проходки.

Ж. М.: Это опасно!

К. К.: Я так давно этим занимаюсь, что научился очень хорошо чувствовать свой организм. И когда я понимаю, что перегружен — я не напрягаюсь. Если я чувствую, что можно нагрузиться, я иду и загружаюсь как следует. Я не придерживаюсь каких-либо четких планов, делаю то, что мне нравится в конкретный момент времени.

Ж. М.: Интуитивный метод?

К. К.: Однозначно! Я много всего перепробовал и остановился на интуитивном методе. Он очень подходит для моего организма и стиля жизни.

Ж. М.: Как давно Вы в пауэрлифтинге?

К. К.: Спортом я начал заниматься с 6 лет. Сначала спортивная гимнастика, потом серьезно увлекся борьбой (кстати, и сейчас продолжаю бороться). К «железу» прикоснулся примерно в 9 лет. Тренажерный зал был рядом с борцовским залом. Нас туда водили подтягиваться, отжиматься. Меня сразу привлекли тяжелые штанги и гантели. Я помню, что уже в 10 лет начал потихоньку что-то поднимать, правда, плохо понимая, что я делаю. Эти тренировки проходили параллельно с занятиями борьбой. А потом, примерно в 13-14 лет, перешел полностью на «железо». С 17 лет занимаюсь конкретно лифтингом.

Ж. М.: Становая тяга сразу стала любимым упражнением?

К. К.: Первый раз я попробовал тянуть в 12 лет, и сразу очень хорошо пошло. У меня спина с детства была очень развита, я любил подтягиваться. В 11 лет я с рывками подтягивался 42 раза. Меня всегда привлекала именно сила, я никогда не любил пампинг. Мне нравилось много поднимать. В 15 лет я вытащил 215 кг, мой вес был 70 кг, рост 183 см. Помню, тренер постоянно говорил мне. что я сломаю себе спину, если буду так тянуть. Я благоразумно никогда никого не слушал. Жил своим умом, и продолжаю жить так до сих пор. Тренировки у меня были очень простые. Каждую неделю я пытался делать проходку. Если проходка не получалась, то тянул на 5-10 раз. Тянул горбатой спиной, т. к. ноги у меня всегда отставали. Разница между приседом и тягой была около 50 кг. Первые мои официальные соревнования были по жиму, мне тогда было 15 лет. Если не ошибаюсь, пожал я 100 кг. В 17 лет пожал 200 кг. В троеборье первый раз выступил в 1997 году на чемпионате Латвии. Выступал без экипировки, в медицинских бинтах, результат не помню.

Ж. М.: Константин, Вам, наверно, никогда не задавали вопрос о травмоопасности Вашего своеобразного стиля выполнения становой тяги. Буду первым!

К, К.: Вы имеете в виду мою горбатую спину? Да, действительно, необычный вопрос! Ну что ж, отвечу. Если тянуть в моем стиле правильно, то не будет никаких проблем со спиной. Травму можно получить, если ты сгибаешь спину под нагрузкой. Я же скругляю спину очень сильно в самом начале, упираюсь в пресс и остаюсь в таком положении до самого конца движения, затем вверху я раскрываюсь и все. Даже если я не могу поднять вес, я не сгибаю спину больше, чем она была согнута в начале движения. Кстати, я еще ни разу не видел спортсмена, который тянет классикой и держит спину идеально ровной. У меня всегда были сильными спина и заднее бедро, и я использую этот стиль, потому что он позволяет мне включать в работу мои наиболее развитые мышцы.

Латвийский монстр

Ж. М.: Как быстро Вы поняли, что этот стиль — то, что Вам нужно?

К. К.: Я много лет занимался ерундой, слушал «умных» людей, которые раздавали налево-направо свои советы. В результате в становой тяге я завис на 340 кг на несколько лет. Пока однажды судьба не свела меня с известным финским пауэрлифтером Анне Туртиайненом. Он сказал мне одну вещь: «Тебе не нужно тянуть обязательно ногами. Тяни так, как тебе удобно». Также Анно показал мне, как он тренируется. Я взял на вооружение понравившиеся нюансы тренинга. И за три месяца я поднял свой результат в тяге на 50 кг без увеличения собственного веса. Если в конце 2001-го я тянул 340 кг, то весной 2002-го я вытащил 390 кг. На тот момент это был очень неплохой результат.

Ж. М.: Также многие отмечают Вашу необычную технику выполнения жима лежа: узкий хват и отсутствие моста.

К. К.; Узкий хват — это уже не чей-то совет, а исключительно мое изобретение. У меня длинные руки, и из-за этого я не могу как следует включить спину, и большая часть нагрузки идет на грудь. В результате этого у меня было много травм грудных мышц, полученных на нижнем участке амплитуды. Некоторые травмы заживали годами, жим стоял. И однажды меня осенило: «Зачем я мучаюсь и жму широким хватом. Ведь решение лежит на поверхности!» И жим пошел в гору! Мой лучший результат на соревнованиях — 265 кг, и для меня это не предел. Жать узким хватом для меня очень комфортно: нагрузка распределяется равномерно между руками, грудью и спиной. Когда я готовлюсь к соревнованиям, жму через день, это получается 15 тренировок в месяц. Рабочие веса у меня около 180-190 кг, и чувствую я себя замечательно. Это еще раз говорит о том, что каждый должен искать свой путь.

Ж, М.: Однажды в Интернете я наткнулся на очень интересный ролик. Спортсмен из Латвии перед выходом на помост настраивается с помощью крепких русских слов…

К. К.: 2002 год, Германия, чемпионат Европы WPC. Тогда я очень хорошо выступил, побил рекорд Болтона по юниорам, вытащил 390 кг без ремня. Собрал сумму 1002 кг. Это были первые соревнования WPС для меня. Несмотря на то, что на мне была тогда IРF — экипировка, я понял, что WPC — это моя федерация, мне здесь очень комфортно. А что касается крепких русских слов — да, было дело. Люблю так настраиваться перед подходом. Я считаю, что главное — это поднять, а что ты при этом говоришь — дело десятое. Я подхожу на рекордные веса в предельной ярости. У меня из ушей летят искры, перед глазами — красная пелена, и только так я могу поднять рекордный вес.

Ж. М.: Может, и слово какое волшебное есть?

К. К.: «На скорость!» Эта фраза мне очень помогает, я много лет ее использую. Ее мне ребята кричат во время подхода, ее я бормочу себе под нос перед выходом.

Ж. М.: Вот так взяли и раскрыли все секреты лифтерам, теперь все будут много поднимать.

К. К.: А мне не жалко, пусть люди пользуются. Я всегда был сторонником того, чтобы поделиться информацией, научить, подсказать. Не надо жадничать, не надо зажимать знания. Кто дает, тому и  Бог дает.

Ж. М.: Тогда выкладывайте всю Вашу схему тренировок!

К. К.: Легко! Когда я дома и готовлюсь к соревнованиям, то тренируюсь через день. Если чувствую, что устал, то отдыхаю еще один день. Жму на каждой тренировке. Нагрузки меняю постоянно. Я заметил один интересный момент — чтобы хорошо
жать, мне жать надо много и часто. А тянуть, наоборот, надо реже. Чувствую, что становлюсь старым, медленно восстанавливаюсь. Тяну где-то раз в 2 недели. Раз в 7-10 дней приседаю. Плюс делаю очень много дополнительных упражнений. У меня на этом все построено. Если я становлюсь сильнее в подтягиваниях, в упражнениях на пресс, то я однозначно становлюсь сильнее и в становой тяге. Если я поднимаю больше на трицепс, значит, я буду больше жать. Все взаимосвязано, поэтому дополнительным упражнениям я придаю большое значение.

Ж. М.: В одном из видео с Вашего канала на YouTube Вы делаете тягу на каком-то необычном грифе.

К. К.: Это шраг-бар. Он имеет необычную конструкцию. У него ручки посередине, ты залазишь внутрь двойного грифа и тянешь. Мне очень нравится эта штуковина. Я заказал его полгода назад из Англии, жалею, что не сделал это раньше. Мне нравится в нем то, что нагрузка очень сильно уходит с низа спины на верх, и нужно больше подключать ноги. На первой тренировке с этим грифом я поднял всего лишь 260×5, а на четвертой уже 370×1. Это примерно то же самое, как с земли на простом грифе поднять 400 кг. Он абсолютно не гнется, он в два раза жестче, чем IPF — гриф. Его нельзя подорвать, его надо тащить с самого низа и до конца. Плюс очень удобно расположены ручки, не надо использовать разнохват. Ты берешься за штангу естественным для человека хватом, когда ладони перпендикулярны грифу. И я заметил, что применять его можно для огромного количества упражнений. С ним можно приседать, делать тягу из ямы. тягу в наклоне, с плинтов, шраги. Ручки у него вращаются, за счет чего можно выбирать толщину, У меня бывало, что после тяжелого приседа низ спины перегружается, и на тягу я уже не способен, и шраг-бар здесь очень выручает. Рекомендую всем! Я всегда стараюсь использовать что-то новое. Новые методики, новое оборудование. Стараюсь идти в ногу со временем.

Тяга Константинова

Ж. М.: Слинг-шот на Вас был замечен практически сразу после его изобретения.

К. К.: Совершенно верно. Я в хороших отношениях с Марком Беллом, создателем
слинг-шота. И я стал большим фанатом этого девайса. У меня есть три разных вида слинг-шота: синий (мягкий), красный (средний], черный (жесткий). Практически на каждой тренировке я жму в нем. Рекомендую всем независимо от того, жмешь ты в экипировке или без. Слинг- шот хорошо защищает, снимает нагрузку в нижней точке. А это самый травмоопасный участок, где обычно происходит разрыв грудной мышцы. Американцы — молодцы в плане новаторства в пауэрлифтинге. Очень много интересного придумывают. В России, Латвии люди еще очень консервативны. Я не считаю зазорным попробовать что-то новое. Путь к совершенствованию бесконечен, поэтому учиться надо всегда и везде. Пауэрлифтинг — американский вид спорта, он там очень хорошо развит. США — страна богатая, они могут себе позволить придумывать разные новинки. 80%, что я взял у американцев, очень хорошо на мне работает. В основном у меня тренировки похожи на американский тип, нежели на русский.

Ж. М.: Тяга ко всему новому касается только спорта?

К. К.: Нет. Я развиваюсь во всех сферах жизни. Стараюсь быть человеком с широким, открытым сознанием. Никогда себя не загоняю ни в какие рамки. Я очень люблю читать, в частности поэзию. Заучиваю наизусть стихи, люблю их декламировать. Поэзией увлекаюсь с детства. Любимый поэт — Маяковский, его творчество, его личность находит отклик в моем сердце. Достойный был дядька.

Ж. М.: Вернемся к пауэрлифтингу. Последние соревнования, на которых Вы участвовали до получения травмы — чемпионат Латвии в прошлом году. Собрали довольно неплохую сумму — 960 кг без экипировки, но тем не менее остались недовольны результатом.

К. К.: В 2010 году в сентябре у меня была очень серьезная травма, наверно, самая серьезная в жизни. Повредил верхнюю часть спины. Неудачно поборолся в Америке. Я не мог жать, тянуть восемь месяцев. Мой жим опустился до 100 кг. правая рука почти не работала. Я очень долго восстанавливался. 960 кг — результат, который я смог показать на чемпионате мира WPС, так и не успев восстановиться до конца. Присед я немного подтянул в период восстановления, но жим и тяга были далеки от идеала. Я пожал всего 230 кг, а в форме я жал этот вес на 4 раза. Тягу сделал 400 кг. Раньше я ее делал на 3 раза. Но на тот момент я сделал все, что мог. Еще около месяца тренировался, хотел улучшить сумму на чемпионате Латвии, однако, к сожалению, тоже не показал то, что хотел. Но ничего, будет еще время, восстановимся и сделаем еще немало красивых рекордов.

Ж. М.: Тяга к рекордам — это, видимо, в крови. Есть в планах какие-нибудь интересные задумки?

К. К.: Конечно, есть некоторые цифры в голове, и я даже могу их озвучить. Я пока третий в мире по тяге в экипировке. Мой результат — 430 кг. Мне было бы очень интересно этот результат улучшить, хотя бы на полкилограмма, но абсолютно без экипировки, без комбеза и ремня. Мне сама идея использования экипировки никогда не нравилась. Я всегда использовал ее по минимуму. Но на тот момент, когда я начинал выступать, все выступали в экипировке, и мне ничего не оставалось, как играть по правилам. Был даже такой период в жизни, когда мне надоело заниматься соревновательным пауэрлифтингом. Потому что эти мега результаты, навязанные нам американской политикой пауэрлифтинга, не находили отклик в моей душе. Это не было похоже на мои представления о силе. Это была какая-то странная сила. Как человек, который приседает 550 кг, тянет едва за 300 кг? Это абсурд. Для меня Пауэрлифтинг — это показатель истинной силы человека. Я считаю, что каждый человек вправе делать то, что он хочет. Пускай у них будет свой выбор, у меня свой. Я хочу своим примером показать, что можно много поднимать без экипировки. Показать и доказать в первую очередь себе. Пускай я подниму меньше американских «профи», зато все, что поднял — все твое. Мне принадлежит рекорд в тяге без комбеза и ремня — 426 кг, и побить этот рекорд можно только без комбеза и без ремня. Также я хотел бы пожать 600 фунтов (272 кг] своим узким хватом. Я считаю, что это вполне реально для меня. Хочу на одних соревнованиях пожать больше 272 кг и потянуть больше 410. До меня этого никто никогда не делал. В планах снять абсолютный мировой рекорд, который стоит, по-моему, с 1972 года. 1043 кг — без бинтов, только с поясом. Устанавливать такие яркие рекорды — для меня это интересно и почетно. Писать историю нашего спорта — это дорогого стоит

Ж. М.: Считаете ли Вы, что для успеха в пауэрлифтинге необходима хорошая генетика?

К. К.: 100%. Пауэрлифтинг на высоком уровне — это в первую очередь генетическое расположение. Можно всю жизнь много тренироваться, правильно питаться, но так и не добиться выдающихся результатов, если просто «не дано». Генетика в спорте стоит на первом месте, а в нашем особенно. А вот в борьбе генетических уникумов
побеждает тот, кто правильно и тяжело тренируется.

Ж. М.: Константин, благодарю Вас за интересное и искреннее интервью. Хочу пожелать скорейшего восстановления и воплощения в жизнь самых смелых задумок в пауэрлифтинге и не только!

К. К.: Спасибо за пожелания и за то, что вспомнили о моей скромной персоне. Читателям «-Железного Мира», я хотел бы сказать следующее., Пауэрлифтинг — это замечательный вид спорта, спорт настоящих и сильных мужчин. Занимайтесь им, если хотите развить в себе реальную силу и уверенность в себе. Лично мне этот вид спорта всегда помогал: и в работе, и по жизни, и в горячих точках. Если ты физически сильный и имеешь крепкий внутренний стержень, то перед тобой открываются многие двери!

 

Автор: Дмитрий Спиридонов

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *