Круглый стол по вопросу стероидов

Чад Николс (Chad Nicols), эксперт по питанию
Грег Ковач (Greg Kovach), профессионал IFBB
Дэйв Паломбо (Dave Palumbo), эксперт по питанию и анаболическим препаратам.
 
МD: Монстры массы сейчас соревнуются в экстремальных размерах и форме, при этом сохраняя осиную талию. Очевидно, что многим этого достичь не удается. В чем секрет? 
 
Чад Николс: Взглянув на большинство атлетов с удлиненным торсом, вы заметите, что они обладают более плоским животом с красивыми очертаниями, чем атлеты с короткой талией, которые выглядят более квадратными и легче прибавляют объемы в этом регионе. В зависимости от того, какая часть торса выглядит полнее, можно сказать, какими причинами это вызвано. Если заплывает верх абдоминальной области (прямо под грудью), то скорее всего там откладывается внутренний абдоминальный жир. Для того, чтобы решить эту проблему, придется посидеть на диете немного дольше, чем обычно. Ликвидация такого рода жировых отложений, по-моему, отнимает больше всего времени. Накопление подкожного жира внизу живота — это прямой результат продолжительного приема инсулина или гормона роста. Проблема в том, что если уж такие изменения произошли, и они довольно значительны, то могут стать необратимыми. Выход в том, чтобы циклировать прием этих препаратов так же, как вы поступаете со всеми другими. Мудрое решение — предоставить своему организму время на восстановление от них.
 
Дэйв Паломбо: Чад затронул интересную тему. Многие критики считают, что выпирающий живот — это следствие длительного приема больших доз фармакологических препаратов. Однако некоторые их злостные потребители обладают прекрасным торсом. Секрет в том, что при наборе все большего и большего количества мышечной массы (особенно когда сухой вес атлета переваливает за 110 кг), абдоминальным мышцам просто некуда больше деваться, как только расширяться наружу (что и обеспечивает животу раздутый вид). Но, как отметил Чад, не каждый огромный бодибилдер испытывает подобные проблемы, так как обладатели длинного торса могут удержать большее количество мышечной массы, чем атлеты низкого роста с коротким торсом.
 
02789608245
 
Грег Ковач: Все бодибилдеры так или иначе переедают, получая выпирающий живот. Однако многие прилагают серьезные усилия, стараясь держать его втянутым, контролируя абдоминальные мышцы. Практикуясь в этом весь год, они на сцене более выносливы. Если вы внимательно понаблюдаете за позированием атлетов тогда, когда они думают, что их не видят (например, при смене позы), то заметите, как они расслабляют пресс.
 
MD: Синтол уже повсюду. Даже если назвать его применение эпидемией это не будет преувеличением. Что Вы думаете об этом? Может быть, в будущем нас ожидают еще какие-нибудь, пока неизвестные, побочные эффекты?
 
Николс: Если честно, я его ненавижу! Но что поделаешь? Что бы вы ни внушали этим ребятам, они все равно его применяют.
Проблема в том, что если один из них ввел синтол, добился высокого места и благополучно проскочил тогда то же самое попытаются сделать и следующие за ним. Если бы атлеты смогли абстрагироваться от соревновательного мышления и бросить на себя честный, объективный взгляд, они бы поняли, что это приносит больше вреда,чем пользы. За последние шесть-семь лет, когда синтол получил столь широкое распространение в спорте, я встречал только одного парня (не буду называть его имени), который применял его и при этом получал хорошие результаты. Все остальные, как мне кажется, только теряли сепарацию, сглаживая свои мышцы или получая узлы в некоторых районах. Что касается будущих побочных эффектов, кто знает, когда они проявятся, на это могут уйти годы. Но тех, что уже известны — закупорка артерий и сердечные приступы — должно быть достаточно, чтобы держаться от синтола подальше. Каждый здравомыслящий человек должен понимать, что если он вводит себе в мышцу нечто сродни «косметическому холестерину», то какая-то часть этого вещества неминуемо покинет мышцу. И куда это все направится? Часть останется во внешних оболочках мышц, сглаживая их, часть осядет в легких и, более чем вероятно, в сердце и мозге. «Великолепный» продукт, не так ли?
 
Паломбо: «Синтол» — это причудливое название инъекционного анаболического стероида (за вычетом фармакологического препарата). Точнее, это масляная часть инъекционного стероида. Бодибилдеры применяют его, чтобы волюмизировать (увеличить объем) мышечных клеток. Волюмизация служит двум целям: Она заставляет мышцы выглядеть полнее и более выпуклыми с косметической точки зрения; Она помогает растянуть мышечную фасцию (оболочку мышцы), чтобы мышца могла быстрее расширяться. (Примечание: одна из теорий мышечного роста предполагает, что именно фасция определяет, насколько быстро мышца способна вырасти. Другими словами, чем быстрее мы сможем растянуть фасциальную оболочку мышцы (с чем великолепно справляется синтол), тем легче и быстрее мышца будет расширяться, то есть расти). Что касается безопасности применения синтола, то вы должны понимать, что он состоит из триглицеридов со средними цепочками (medium chain triglycerides — МСТ). С биохимической точки зрения, МСТ — это жиры, которые сгорают подобно углеводам (то есть для транспорта в митохондрии (производящие энергию части клеток) посредством кровотока им не требуется отдельный транспортер (в отличие от других жиров). Поэтому при введении синтола в мышечную группу он метаболизируется так же эффективно и быстро, как и употребленные перорально МСТ.
 
Ковач: Синтол в самом деле вышел из-под контроля на всех уровнях бодибилдинга. Если в какой-либо регион постоянно вводятся внутримышечно в избыточных количествах любые жиры, в том числе масляные растворы стероидов, то они неизбежно вызывают образование рубцовой ткани и могут сохраняться в виде капсул. Такая капсула способна в любой момент вызвать воспаление. Разрушившись, она может инфицировать всю мышцу. Смешно, но в большинстве случаев синтол не способен улучшить внешний вид мышцы. Он почти всегда делает ее более водянистой и комковатой. Если принять во внимание этот факт, странно, что он приобрел такую популярность.
 
12036554848
 
МD: Простой вопрос: ребята сейчас больше и плотнее, чем когда-либо, что на сцене, что в межсезонье. Почему?
 
Николc: Ну, это легкий вопрос. Сейчас мы обладаем более совершенным оборудованием и более обширными знаниями в вопросах диеты и пищевых добавок. О том, как функционирует наш организм, мы теперь знаем больше. Благодаря более легкому доступу к информации, например, Интернет, современные атлеты более информированные и образованные.
 
Паломбо: Согласен с Чадом, технологии играют огромную роль в увеличении размеров и улучшении формы мышц современных бодибилдеров. Однако было бы неразумно не замечать те факты, которые являются серьезным препятствием на пути прогресса.  Одаренным личностям доставляет большого труда подтолкнуть людей к установке новых ориентиров и преодолению старых стереотипов. Дориан Йейтс показал, что можно весить 137 кг в межсезонье (при относительно низком проценте подкожного жира), а затем на сцену «Мистер Олимпии» выходить в весе 123 кг (будучи прорисованным «до костей»). После того, как он развеял тайну вокруг этого загадочного весового барьера, появилась целая команда 137-килограммовых бодибилдеров, у многих соревновательный вес составлял более 118 кг.
 
Ковач: Ну и что такого? В любом виде спорта атлеты движутся все дальше и дальше. Это только показывает, что бодибилдеры одняли свой спорт на новый уровень.
 
МD: А что Вы думаете об инсулине, гормоне роста и IGF-1?
 
Николс: Я не очень верю в IGF-1, но это мое личное мнение. Большинство моих знакомых атлетов ничего особенного от него не получили. Среди тех, кто чего-то добился, это произошло только после первого применения, при повторных же курсах результатов уже не было. ГР и инсулин — это совсем другое дело. Думаю, что эти два продукта, особенно при совместном применении — это что-то невероятное. Вот почему современные атлеты в среднем килограмм на 15 тяжелее своих предшественников. Все дело в том, каким образом вы принимаете инсулин и ГР. Как и во всем, здесь есть путь правильный и неправильный. Выберете второе — получите выпирающий живот и различные проблемы со здоровьем.
 
Паломбо: IGF-1, принимаемый правильно, — это самый мощный стимулятор гиперплазии мышечных клеток сегодня. По сравнению с ним гормон роста оказывает весьма скромный эффект. Проблема в том, что большинство людей используют или фальшивый IGF-1, или принимают его неправильно. Гормон роста, однако, сам по себе является очень мощным сжигателем жира и инициатором гиперплазии клеток. Первый процесс — это прямое следствие его деятельности, а для инициации второго он заставляет печень вырабатывать больше IGF-1. Из-за того, что жиромобилизующий эффект ГР противоположен действию инсулина, при терапии гормоном роста требуется дополнительный прием инсулина. При его недостатке в организме протеины и углеводы не смогут адекватно усваиваться, и рост мышц затормозится.
 
95251205061
 
Ковач: Я отвечу лишь частично. Из этих трех препаратов инсулин наиболее опасен, если вы не знаете, как правильно его употреблять.
 
МD: Если человек генетически не предрасположен к наращиванию больших мышц, рекомендуете ли Вы ему высококалорийные диеты с большим содержанием жиров для набора мышечной массы?
 
Николс: И да, и нет. Важно, какой у атлета метаболизм. Это такая обширная тема, что только углубление в нее потребует нескольких страниц. Я всегда рекомендовал есть столько, сколько вы можете, но без излишков жира. Все мы разные, и каждый сам должен определить границу между хорошими размерами и лишним весом.
 
Паломбо: В прошлом я считал, что для набора мышц надо поглощать протеин и углеводы в огромных количествах. Теперь мой подход — высокопротеиновая диета с умеренным содержанием жиров и углеводов. Одна из самых распространенных причин неудач бодибилдеров в наборе веса — в том, что они боятся есть жиры. Жир не сделает вас толще, а вот излишек углеводов — обязательно.
 
Ковач: Конечно, это зависит от индивидуального метаболизма. Если человек чрезвычайно худой, то надо есть больше. Но если генетически он предрасположен к избыточному весу, тогда ему стоит обратить внимание на более сбалансированную диету.
 
МD: Не считаете ли Вы, что массированная пропаганда телосложения Дориана Йейтса сделала больше плохого, чем хорошего — каждый профи повысил свою дозировку стероидов, чтобы дойти до соответствующих размеров и выглядеть более «нахимиченым»?
 
Николс: Я думаю, что дело не в пропаганде телосложения Дориана, а в том, что он стал Мистером Олимпия. Просто в своей лучшей форме он выглядел как монстр и был фантастически прорисован. Я думаю, что это увлекло многих бодибилдеров в этом направлении, потому что его телосложение, как телосложение Мистера Олимпия, рассматривалось в качестве стандарта.
 Поэтому многие люди попытались добиться такого же результата. Это одна из величайших проблем спорта — атлеты всеми силами пытаются стать чем-то, чем они в принципе стать не могут. Своих подопечных я учу быть самими собой, а не кем-то еще.
 
Паломбо: Дориан, как я уже говорил, ввел бодибилдинг в 21-й век. Он продемонстрировал, что единственным препятствием к мышечному росту являются наши собственные ментальные барьеры. Раз он доказал, что экстраординарное мышечное развитие возможно, это освободило многих бодибилдеров от таких ментальных барьеров и помогло им достичь своих пределов в развитии. Влияние Дориана можно назвать негативным только в том случае, если считать, что прогресс — вещь нежелательная. Но ведь прогресс — это единственное, что выводит бодибилдеров на более высокие уровни. Так что, влияние Дориана можно оценить однозначно как позитивное.
 
Ковач: Я могу расценить это только как оскорбление, принимая во внимание все то, что вложил Дориан в этот спорт. Я не думаю, что он делал что-то особенное в те времена, он просто работал тяжелее, чем другие. Поверьте мне, я видел его тренировки. Это впечатляет!
 
72840649388
 
MD: Джей Катлер и Маркус Рул якобы, обошли тесты на диуретики на «Олимпии» 2001. Некоторые ребята проходят их, используя или другие виды диуретинов, на которые не производятся тесты, или плазмоволюмизаторы.
 
Николс: Во-первых,никаких «якобы». Они просто проскочили эти тесты. Результаты не были признаны не потому, что были отрицательными, а потому что лаборатория, выполнившая работу (полноценная, аккредитованная лаборатория), не затратила денег на то, чтобы стать одобренным МОК контролирующим учреждением. Да это и неважно, так как наш вид спорта больше не признается Олимпийским Комитетом. Результаты тестов не были признаны по причинам, никак не связанным с IFBB. Интересно то, что та же самая лаборатория за последние несколько лет тестировала (и с положительными результатами) Нассера ЭльСонбати (Nasser El Conbaty), Лесу Льюис (Lesa Lewis), Гейл Моэр (Gayle Moher), не говоря уж о других. Все они потеряли завоеванные места и призовые деньги. Главное здесь то, что Джей Катлер и Маркус Рул «якобы» обошли тесты на диуретики, которые внесены IFBB в список запрещенных препаратов. Девятнадцать других атлетов не принимали этих диуретиков, соблюдая правила. Это очень важный момент, если мы говорим о таких препаратах, как альдактон и лазикс (запрещенные), так как они оба обеспечивают фигуре атлета астрономическое отличие от тех, кто не принимал их. Людям остается только найти какой-то новый способ выведения воды из организма или использовать что-нибудь не из запрещенного списка. Но нет легального препарата, который даже близко подошел бы к тому эффекту, который дают эти два диуретика. Это как в автогонках — один использует обычный бензин, другой — высокооктановое топливо. Разве удивительно, что последний выигрывает? Что касается обхода теста, я считаю, что IFBB составило список запрещенных препаратов по одной причине — они показали себя самыми опасными, и даже смертельными, в прошлом. Я не думаю, что наличие альтернативных диуретиков, не входящих в список, или использование другого способа избавления от воды в организме, можно назвать «обходом теста». Прием запрещенной субстанции и удачное прохождение теста — вот это «обход». Если вы хотите поговорить о плазмоволюмизаторах, то как раз обратились к человеку, который сделал им больше всего рекламы. Но, если серьезно, то плазмоволюмизаторы просто не работают! На бумаге, в теории все выглядит прекрасно. Шесть лет назад, когда я искал альтернативные способы выведения жидкости из организма, то обратил внимание на экспандеры плазмы и осмотические диуретики. После нескольких экспериментов мы с моим другом-медиком пришли к выводу, что они не работают. Согласно теории, принимая экспандеры плазмы, вы вытесняете подкожную жидкость в кровь, что дает очень поджарый вид. Если после этого вы могли бы еще и избавиться от вытесненной воды, было бы великолепно. Но как это сделать? Да, именно так, вам нужны диуретики. Но целью исследований было найти способ избавиться от воды без их применения. Короче, если уж вы используете экспандеры плазмы, то нужно применять и диуретики. Примени вы только первое — и великолепный вид продержится около 30 минут, а затем вся вода вернется под кожу, и на вас будет тошно смотреть. К тому же, единственный способ приема плазмоволюмизаторов — это капельница, что не очень-то практично.
 
Паломбо: Чад ответил на вопрос более чем исчерпывающе.
 
Ковач: Не знаю, что делают другие атлеты, я могу говорить только о себе. Так что прокомментировать этот вопрос не в состоянии.
 
MD: В старые добрые времена набор стероидов для атлета состоял из малой дозы Дианабола и 200 мг Дека на восемь недель. Теперь же мы видим, как новички принимают по два грамма в неделю!
 
Николс: Все развивается. Зачем долго ждать результатов? Мы жаждем их, и прямо сейчас! Зачем неделями принимать понемножку Дианобола или 200-400 мг Дека, когда тех же самых результатов можно достичь гораздо быстрее, приняв 2000 мг чего-нибудь другого. Проблема в том, что вокруг очень много некорректной информации (каждый считает себя экспертом). В любом зале есть свой «доктор», и каждый из них хочет, чтобы его считали всезнающим гуру. Не знаю уж, сколько раз я встречал ребят, компенсирующих свое незнание все большим количеством фармакологии. Если какой-то препарат не работает, то почему бы не увеличить дозу? Вот ответ на все.
 
Паломбо: Люди видят фигуры Дориана Йейтса, Нассера и Маркуса Рула, пытаются вычислить, что же они такое принимают, и начинают принимать то же самое,но в два раза больше. Вот эта тенденция «больше, значит лучше»и привносит опасность в наш спорт. И вот когда у этих ребят возникают проблемы со здоровьем, то в своей тупости они винят таких как Дориан. Между тем, Дориан во время подготовки ко всем своим «Олимпиям» никогда не испытывал проблем со здоровьем. Вот и думайте сами.
 
Ковач: Вот почему мы имеем так мало бодибилдеров, которые, став профи, долго держатся на сцене. Вот почему первые имена на «Мистер Олимпия» годами одни и те же. Они не перегорели в самом начале карьеры. Если бы они начали применять допинг слишком рано и в слишком больших количествах, то они бы никогда не реализовали полностью свой потенциал.
 
МD: Какие два стероида (пероральных или инъекционных) Вы предпочитаете, и почему? Какие препараты, по-вашему, безосновательно переоцениваются?
 
Николс: В межсезонье я придерживаюсь старого стандарта — тестостерона ципионата. Это медленно действующий тестостерон, вляющийся базой для построения силы и качества мышц. Перед соревнованиями это 25 мг Примоболина в таблетках и Винстрол в таблетках. Мне нравятся эти два, потому что при правильном циклировании и соответствующей диете они придают мышцам великолепный вид. Насчет переоценки, не знаю, есть ли таковые. Все стероиды работают, но я бы выделил один — Американский Анадрол-50. Когда вы сравните эффект этого препарата с его высокой ценой, то поймете, что есть много менее дорогих продуктов, которые сработают так же хорошо. Скажу, что А-50 -это великолепный продукт, однако при цене в 700 долларов можно задуматься, а стоит ли он того. Я слышал, что производитель намерен прекратить его выпуск, если уже не прекратил.
 
Паломбо: В межсезонье я бы назвал своими любимыми препаратами тестостерона ципионат и тестостерона энантат. Они долговременного действия и довольно безопасны. Перед соревнованиями я предпочитаю Финаджет (тренболона ацетат) и Винстрол. Я также считаю, что надо сохранять базу в виде какого-нибудь быстродействующего тестостерона, типа тестостерона пропионата.
 
Ковач: Наиболее популярные стероиды у меня — это тестостерон (энантат, ципионат) и таблетки Дианабола вне сезона. Перед соревнованиями — Винстрол и Примоболан.
 
МD: Пофантазируем. Если бы Вы могли возродить какие-нибудь из «вымерших» стороидов, что бы Вы выбрали? На ум приходит Туринабол.
 
Николc: Я бы назвал бластерон, потому что мне нравится отчетливый осадок на дне его бутылки (шутка). Если серьезно, то я бы назвал суспензию тестостерона! По-моему, это лучший из когда-либо произведенных препаратов. Он подходит для любой ситуации. В межсезонье он может быть использован для набора силы и массы, перед соревнованиями он позволяет вам оставаться сильным, поддерживать мышечную массу и в соединении с правильным циклированием придает мышцам очень плотный вид. Его можно принимать прямо перед соревнованиями, потому что он быстро покидает систему и вызывает очень незначительную задержку воды. Фальшивые суспензии сегодняшнего рынка не идут ни в какое сравнение с ним. Большинство из них очень загрязнены. Вы можете смело сказать атлету, принимающему современные суспензии тестостерона с черного рынка, что в его организме куча всякой дряни.
 
Паломбо: Финаджет (тренболона ацетат) был, наверное, лучшим анаболическим стероидом всех времен. Тренболона ацетат более андрогенен, чем тестостерон, но он все же не ароматизируется (не превращается в эстроген). Он позволял бодибилдерам в межсезонье набирать силу и массу, а перед соревнованиями обеспечивал мышцам великолепный вид, добавлял атлету агрессии в зале и, что самое важное, помогал ему быстрее восстанавливаться от интенсивных тренировок и кардиоработы. Хотя его еще можно достать на черном рынке, «легальным» продуктом его уже назвать нельзя.
 
Ковач: Бодибилдеры прошлых лет предпочитают настоящие параболан и бластерон.
 
МD: Зачем надо менять набор стероидов при переходе на диету? Что Вы предлагаете в плане диеты или каких-либо методик, когда подходит время «сушки»?
 
Николc: Причины для смены препаратов таковы: В межсезонье вы принимаете медленнодействующие препараты, как ципионат, энантат, дека и т.д., а перед соревнованиями переключаетесь на быстродействующие — винстрол, тестостерона пропионат, анавар и т.д. Последние меньше задерживают воду, быстро усваиваются и выводятся организмом, придавая мышцам плотный вид. Насчет техник, это как раз то, за что клиенты мне платят деньги, я не могу бесплатно раскрывать свои секреты. Извините!
 
Паломбо: Я обычно советую своим клиентам придерживаться какой-то основы в плане тестостерона, как в межсезонье, так и перед соревнованиями. За 4-6 недель до выступления они переходят на быстродействующие препараты,такие как тестостерона пропионат или суспензии тестостерона. Что касается анаболических компонентов, я обычно рекомендую Экьюпоиз, Дека или Финаджет в межсезонье и Винстрол, Примоболин и Анавар -перед соревнованиями.
 
Ковач: Перед соревнованиями бодибилдеры меняют набор препаратов потому, что одни из них задерживают воду больше, чем другие. Когда грядет выступление, это становится очень важным.
 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *