Том Платц — звезда бодибилдинга

Многих профессиональных бодибилдеров прославила какая-то часть тела, развитая им сверх всякой меры. Собственно говоря, именно такие вот невероятные по размерам мышцы и раздвигают горизонты бодибилдинга, демонстрируя беспредельные возможности человеческой воли. Великие чемпионы вошли в историю вместе со своими «коронными» мышечными группами: Ларри с его чудовищными бицепсами, Арнольд с его необъятной грудью, Дориан с невиданными широчайшими…

02057506245 

Если же вести речь о ногах, то на память сразу приходит атлет, резко выделявшийся даже среди своих великих современников. Хотя в последний раз его видели на помосте «Олимпии» аж в 1986 году, одно упоминание о его феноменальных «подпорках» приводит в благоговейный трепет истинных фанатов бодибилдинга. Имя этого титана — Том Платц. И соперники, и болельщики в равной мере восхищались его незаурядным артистизмом, умением стойко переносить полученные травмы и, конечно, широтой души, распахнутой настежь для всех — друзей и знакомых.

— Когда ты впервые задумал стать профессиональным культуристом?

Том: Хотите верьте, хотите нет, но мой выбор стал делом чистой случайности. В 60-е годы, когда я еще был ребенком, мне на глаза попался журнал с фотографиями знаменитого чемпиона Дэйва Драппера, и это перевернуло мою жизнь. Драппер тогда снялся в каком-то фильме в роли здоровенного придурка — в те годы других ролей не давали. Так что самым первым культуристом, которого я увидел, был Драппер на фото, и это решило мою судьбу.

32076754675 

— А в дальнейшем тебе довелось встречаться с Дэйвом?

Том: Если хочешь преуспеть в профессиональном бодибилдинге, надо перебираться в Калифорнию. Здесь живут все звезды, здесь делается большая политика. Когда я обзавелся домом в Калифорнии, оказалось, что Драппер обитает совсем рядом, в трех часах езды. Мы частенько вместе тренировались.

— И чему ты у него научился?

Том: Для Дэйва весь кайф бодибилдинга заключался в самом процессе тренировок Хотя он часто снимался в кино, по натуре он был волком-одиночкой и не любил показываться на публике. Даже время для тренировок выбирал пораньше, в 6 утра, когда в зале совсем нет народу. Если речь заходила об участии в соревнованиях, к Дэйву отправляли целую депутацию — уговаривать. Однажды он заявил мне, что ему, мол, неловко быть «Мистером Америка». Мол, у него и так есть кое-какие средства от съемок в кино, а потому лучше бы отдать титул какому-нибудь молодому безденежному парню. В этом смысле Дэйв был прямой противоположностью Арнольда Шварценеггера, у которого мне тоже довелось походить в учениках.

585975501 

— А какое впечатление произвел на тебя Арнольд?

Том: Похоже, что приезжие видят Америку иначе, чем мы, коренные американцы. Помнится, Арнольд с восторгом рассказывал мне, что Америка — это страна огромных возможностей. Мол, тут, если захотеть, можно стать кем угодно — хоть кинозвездой, хоть министром. Честно говоря, я считал, что у него не все в порядке с головой. Ну а когда он и вправду стал звездой Голливуда, а потом возглавил спортивное министерство при Рейгане, я сам чуть с ума не сошел. Сегодня, когда мне пошел пятый десяток, я понимаю, что дело тут не в Америке. Все барьеры находятся внутри нас. Еще до того, как мы возьмемся что-то делать, мы часто говорим себе: нет, это у нас не получится. А почему, ведь мы еще даже не попробовали! Секрет Арнольда в том, что он никогда не играл сам с собой в рулетку: попробую, авось получится. Любое дело он планировал, как масштабист сражение. Первое — это правильно оценить противника. Второе — правильно расставить свои силы. Ну а дальше остаетя мобилизовть волю и атаковать. Исход боя будет зависеть только от вашей силы духа, а это главная предпосылка победе. Кстати, я никогда не видел, чтобы Арнольд играл в в азартные игры. Он ни в чем не любил зависеть от слепых обстоятельств.

— Расскажи о своей «экстремальной» системе тренинга ног.

Том: Я начинал с максимального веса — по шесть 20-ти килограммовых «блинов» с каждой стороны плюс замки. Делал около 20 повторов до мышечного «отказа». Заметьте, это были классические приседания — я выполнял их с полной амплитудой, опускаясь до самого пола. Затем я возвращал штангу на стойки, тут же убирал по одному «блину» с каждой стороны и снова приседал до полного мышечного «отказа». Потом я продолжал сет с четырьмя «блинами», потом с тремя и наконец с двумя. Опять же всякий раз до «отказа». В целом я выполнял за сет порядка 150 повторов и выматывался до предела. Помню, я лежал на полу, и готов бьл выть от боли. Болело все — от икр до ягодиц и спины. Сегодня я вспоминаю все это как ночной кошмар. Но таков уж профессиональный бодибилдинг: здоровье побоку, ты думаешь только о том, чтобы превзойти соперников.

62835492493 

— А что еще запомнилось из тех лет?

Том: Приседания были для нас чем-то вроде самостоятельного вида спорта. Мы постоянно говорили о результатах друг друга. Раз в полтора-два месяца у нас был особый день, когда мы делали одни приседания. Это считалось чем-то вроде соревнований. Каждый должен был показать свой рекорд. Вокруг стоек собиралось обычно 10-15 культуристов-профессионалов, и каждый пытался «переприседать» другого.

— Ты конечно, был среди них чемпионам?

Том: Если честно, то за свою жизнь я встречал только одного парня покруче себя. Было это в студенческие годы. Сколько бы приседаний я не сделал, он всегда «обгонял» меня на лишние 2-3 повтора. Но он в Калифорнию не поехал. А я оказался тем «везунчиком», который с первого же дня попался на глаза Джо Уайдеру.

42467752493 

— У тебя не было такого чувства, что по части тренинга ног ты опередил свою эпоху?

Том: Да, сегодня моими ногами никого не удивишь. Ну а в 70-е годы мне говорили, что у меня слишком большие ноги, что я нарушил пропорции и пр. Помнится, в Голдз джиме ко мне подходили профи и недоуменно спрашивали, зачем мне такие большие объемы ног. Я и вправду выглядел белой вороной.

— Интересно, где ты покупал себе брюки?

Том: С брюками была целая проблема. Тогда в моде были джинсы, но на меня они решительно не налезали. Свою первую пару джинсов я приобрел, когда бросил соревноваться, лет в тридцать пять. Крутые ребята-профи шили себе брюки на заказ, но у меня, новичка, каждый доллар был на счету. И потому я всюду разгуливал в «трениках». Представляете, идешь в ресторан, а на тебе «треники»! Впрочем, когда я стал известной фигурой, я тоже обзавелся собственным портным. Он шил мне пиджаки и брюки. И я уже не выглядел, как картошкой.

Tom Platz_017 

— Может у тебя с детства были «нестандартные» ноги?

Том: Да нет, они были вполне нормальными, как у всех подростков. А началось все со знакомства с одним пауэрлифтером. Это он сказал мне, что приседания — главное упражнение для набора общей мышечной массы. Мне понравилось приседать, понравилось ощущение огромного веса на моих «трапециях». Интенсивный тренинг довольно быстро увеличил ноги в габаритах,но опять же тут ет ничего удивительного. Полюбите любое упражнение, и результаты начнут расти как на дрожжах! Другое дело, что приседания мало кому по душе. Иногда меня просят детально пересказать свою методику накачки ног, и я всякий раз отказываю. Дело совсем не в порядке упражнений или числе сетон. Полюбите приседания, и сами не заметите, как ноги станут огромными! Кстати, чтобы полюбить приседания, забросьте все остальные упражнения — жим ногами, гакк-приседания, приседы, разгибания ног… Год-два делайте одни приседания. Но в полную силу!

— Что ты думаешь о сегодняшнем бодибилдинге?

Том: В свое время мы и представить себе не могли, что когда-нибудь увидим на помосте парней весом под полтора центнера с 5% жира. Мышцы у этих монстров прямо-таки нечеловеческие. В 1998 году Ронни Колеман специально для меня снял рубашку за кулисами «Олимпии» и немного попозировал; у меня аж челюсть отвисла. Даже когда Арнольд был на пике формы, мне не доводилось видеть столь идеальных трицепсов и бицепсов. Лично я смотрю на нынешнюю элиту с благоговением. Например, на Ли Приста. Сравните, в межсезонье он весит едва ли не 150 кг, и это при росте 165 см!

82484669575 

— Кто еще тебе запомнился?

Том: В середине 90-х я выступал в Англии с семинарами. Тогда я провел порядка 20 обучающих семинаров. И всякий раз на семинар в Ливерпуле приходил один скромный парень и тихо садился на заднем ряду. Каждые два часа он вытаскивал из сумки бокс с едой и перекусывал. Похоже, он был очень стеснительным, но иногда все-таки поднимал руку и говорил: «Извините, мне хотелось бы задать вам вопрос». А потом, годы спустя, я увидел этого парня на «Олимпии» и знаете, кто это был? Дориан Ятс!

— Бодибилдинг сильно изменился с тех пор, как ты ушел с помоста?

Том: Впечатление такое, что стало меньше увлеченности, фанатизма. Вот недавно я разговаривал с одним из ведущих «профи». И то заявил, что не любит бодибилдинг и качатеся только ради денег. В мои годы такого не было. НАс всех объединяла любовь к нашему виду спорта. Мы чувствовали себя единомышленниками и потому жили как одна дружная семья. Мы вместе тренировались, вместе ходили на пляж, обедали, устраивали вечеринки. Если ты встречал незнакомого культуриста, было принято здороваться, обмениваться телефонами. Соревнования были поводом к общению, потом ребята ездили друг к другу в гости. Ну вот, я совсем превратился в старого деда: в наши годы… А на самом деле бодибилдинг сдела большой шаг вперед. Профессионалам грех жаловаться — вы только взгляните на их доходы!

42309457847 

— Чем ты занимался все эти годы после расставаия с бодибилдингом?

Том: Я снимался в кино. Играл и гангстеров, и сыщиков. Это были роли второго ряда, но с моей внешностью другого ждать не приходится. Вдобавок, жена открыла фитнесс-клуб. Пришлось помогать ей по части бодибилдинга. Чтобы удержать клиентов, надо учить их тренироваться. Я читаю лекции, и время от времени беру под свою личную опеку упорных перспективных ребят. Последние восемь лет я работаю на Международную ассоциацию спортивных наук, руковожу отделением бодибилдинга, преподаю бодибилдерскую науку. Здесь мне здорово помог университетский диплом. Помнится, ради бодибилдинга я планировал оставить учебу, но отец горой встал против. Он сказал, что бодибилдинг рано или поздно для меня закончится, и мне будет нечем кормить семью. Мне эти слова казались сущим бредом — в свои 20 лет я собирался тренироваться вечно. Я был готов смертельно с ним разругаться, бросить все и уехать в Калифорнию на следующий день.

— Что доставляет тебе радость в жизни?

Том: Сама жизнь. Вставать по утрам, видеть восход солнца — это так здорово! В молодости мне казалось, что главное в жизни — это титулы. Но потом я понял, что главное — это любовь женщины, дети, уважение других, когда ты передаешь им свой опыт… Вообще-то, счастье — это когда ты занимаешься любимым делом. Если ты хочешь, чтобы у тебя было больше счастья в жизни, то пусть у те я будет по больше любимых дел.

— И одним из таких любимых дел был для тебя бодибилдинг?

Том: Бодибилдинг дал мне очень многое. Благодаря ему, я пережил славу. Я стал намного мудрее, поскольку слава учит ответственности. Твои фанаты ждут, что и во всем остальном ты будешь для них образцом. Слава рано или поздно заставляет каждого ответить на вечный вопрос достоин ли он этой славы? И что за него сделали другие? К примеру, где бы я был, если бы однажды Джо Уайдер не сказал: а ну-ка, подзовите ко мне вон того парня со здоровыми ногами…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *