Тренер Иван Иванович Кулижников — Мне больно за наш спорт!

Тренер Иван Иванович Кулижников — Мне больно за наш спорт!

В спортивной сфере республики, и прежде всего в тяжёлой атлетике, имя тренера Ивана Ивановича Кулижникова одно из самых авторитетных. Это заслуженный тренер РК, воспитавший несколько десятков мастеров спорта, чемпионов мира, Европы, России. Неразрывно связана его судьба и с нашей газетой, долгие годы следившей за успехами на помосте его самого и его воспитанников. В спортивном клубе армии в Свердловске, где проходили воинскую службу многие спортсмены, ставшие потом гордостью Советского Союза, он постигал азы мастерства и мог бы достичь блистательных вершин в избранном виде спорта, если бы откликнулся на приглашение знаменитого тренера сборной страны Рудольфа Плюкфельдера переехать в Донецк, где «ковались» звёзды тяжёлой атлетики.

Тренер Иван Иванович Кулижников

Как известно, это приглашение принял товарищ Кулижникова по клубу Давид Ригерт, впоследствии неоднократный чемпион мира. Ивану сделать это помешала… любовь. В один из отпусков домой, в родное Заречье – местечко за Кировским парком в Сыктывкаре, он «умудрился» связать себя узами Гименея. А через пару лет тяжёлая травма ноги, полученная на одном из соревнований, перечеркнула его надежды на личные успехи в состязаниях богатырей. Пришлось перейти на тренерскую работу и уповать на своих учеников.

Лишь годы спустя Ивану всё же удалось осуществить и собственные амбициозные планы в спорте: он дважды становился чемпионом мира и Европы в пауэрлифтинге и жиме штанги лёжа на соревнованиях ветеранов. А на протяжении всех этих лет большую моральную поддержку оказывала Кулижникову газета «Красное знамя», в которой публиковались заметки о развитии в республике тяжёлой атлетики, благодаря прежде всего заведующему отделом новостей журналисту Владимиру Павловичу Шаркову. После его смерти в 1986 году Кулижников ежегодно в память о нём проводил республиканские турниры на приз нашей газеты. А шесть лет назад именитый тренер эмигрировал в Германию. Недавно он побывал в родном городе и по обыкновению посетил редакцию, где и состоялась эта беседа.

— Май – месяц, когда ты обычно, Иван Иванович, навещаешь родной город. Это что – очередной приступ ностальгии?

— Ну ты же как соратник Владимира Павловича знаешь, что Сыктывкар, как и «Красное знамя», для меня нечто большее, чем просто город и просто газета, с которыми я прочно повязан по жизни. Помнишь ведь, целых три года после отъезда в Германию я приезжал в мае, чтобы провести в Сыктывкаре очередной турнир штангистов памяти Шаркова на приз газеты. Увы, в последние годы так втянулся в свою основную работу в Гамбурге, что лишь на недельку и могу оторваться от неё.

Поверишь ли, просто некогда ностальгировать. Нако-нец-то дело, которому я служу, захватило меня, как говорится, с потрохами. В отличие от последних лет моего пребывания в Сыктывкаре, когда не столько тренерской работой приходилось заниматься, сколько хозяйственной: то воду отключат в нашем убогом спортзале по улице Карла Маркса – надо разбираться, то бегаешь деньги собираешь по сусекам для поездки на соревнования, поскольку в Минспорта их для тебя ноль на палочке, то ещё какие-нибудь козни со стороны того же ведомства. И это не говоря уж о том, что месяцами задерживали зарплату, а когда стали более-менее выплачивать аккуратней, хватало разве что на поддержание штанов. Несмотря на то что моя семья уже несколько лет находилась в Германии, я истово продолжал верить, что мой вид спорта нужен республике, нужны мои воспитанники. Верил, пока окончательно не убедился, что никому-то мы не нужны. А разве то, что случилось с командой «Строитель», пловцом Вятчаниным, лыжником Рочевым-младшим, о чём сейчас шумит местная пресса, не о том же самом свидетельствует? Мне больно за наш спорт.

— А в Германии всё иначе, выходит?

— Там думаешь только о том, о чём, собственно, и должен думать тренер: о росте спортивных результатов. Все хозяйственные и денежные вопросы решает руководство клуба. Чиновников в нём всего три человека: президент спортклуба, бухгалтер и секретарь. Всё! Никто не лезет в твои спортивные дела. А уж чтобы спортсмены не могли помыться после занятий – такого просто быть не может! В Сыктывкаре, помню, этот пустяшный вопрос решался даже на уровне тогдашнего Главы республики Юрия Спиридонова, с целой свитой он побывал в нашем затрапезном спортзале. Да так ничего и не было решено, никто не смог воздействовать на начальника городского управления образования по фамилии Ручка: водопровод проходил через здание, принадлежащее управлению. Вот такая «глобальная проблема» была.

— Насколько я знаю, у тебя были в Сыктывкаре воспитанники, которых ты хотел довести до Олимпиады, – Ирина Роговая и Евгений Костин. А в твоём немецком клубе «Гамбургские медведи» есть такие же таланты?

— С земляками не получилось, потому что, как я понял, чемпионка мира по пауэрлифтингу среди девушек Ирина Роговая решила порешать свои личные дела и отказалась стажироваться в Германии вместе с Костиным, о чём я договаривался в немецком клубе. Очень жаль. А за рубежом меня ценят, я ведь был на Олимпиаде в Китае в качестве одного из тренеров австрийской команды. И очень хочу попасть на Лондонскую Олимпиаду. Шансы на это большие. Два моих воспитанника – Игорь Лутц и Виктор Кесслер – входят в сборную страны. Обоим по 18 лет. Думаю, уже этой осенью они станут чемпионами Германии в своих весовых категориях.

— Они что, талантливее наших?

— Я бы так не сказал, и там, и здесь талантливых спорт-сменов много. А вот этап от начального старта до получения весомых результатов в немецком клубе спортсмены проходят быстрее.

— Выходит, всё же талантливее.

— Найн.

— О, вы, товарищ, заговорили по-немецки?

— Это бывает (смеётся). Но я хочу сказать, что причины более быстрых результатов вполне прозаические. Там лучше условия для тренировок и лучше питание, качество пищи лучше. По рекомендациям диетологов сборной Германии мы используем три вида рациона: для подготовительного периода, для основного тренировочного и для соревновательного периода.

— А в Сыктывкаре об этом и не мечтали?

— Какой там! В России всё держится на голом энтузиазме тренеров. Им надо памятники ставить. Возьмём нашу республику. Это ведь богатейший край, ничуть не беднее, скажем, Татарстана. Только у нас развал, а там расцвет спорта. Его команды на первых ролях в стране в футболе, волейболе, баскетболе, в обоих видах хоккея… Почему в Коми нет такого чуда? Хотя вот в советские времена мы мало чем уступали нашим соседям. Не только лыжный спорт был национальной гордостью, не только Сметанина, Бажуков и Рочев. Были чемпионы и в конькобежном спорте, и в лёгкой атлетике, и в боксе, и в борьбе. Прежний руководитель Иван Павлович Морозов лично дружил с рекордсменом по вольной борьбе Владимиром Паршуковым. Я знаю, как трепетно относился он ко всем спортивным талантам: мой отец дружил с ним, он и похоронен недалеко от могилы Ивана Павловича.

— Но, наверное же, дело не только в личном участии первых лиц в решении спортивных проблем.

— Конечно, нет. Сейчас много говорится о коррупции, так вот, в спорте она, на мой взгляд, больше всего выражена. Приведу пример по своей отрасли. Когда сборную страны возглавил Давид Ригерт, результаты резко пошли на убыль. Почему? Да потому, что это человек без характера. При нём чиновники от спорта командовали спортсменами как хотели. Выезжают они на соревнования за границу, а им наказы дают: привези видео-магнитофон, какой-нибудь там кассетник, фотоаппарат, причём на свои командировочные. Ригерт на это сквозь пальцы смотрел, вообще был равнодушным человеком. Я встречался с его бывшим тренером, Плюкфельдером, он сейчас в Германии живёт. Рудольф Владимирович удивлялся: «Почему его держат в сборной? Его давно надо гнать». Действительно, как-то поставили вместо него Алексеева, знаменитого тяжеловеса. У того характер крутой: железная дисциплина на тренировках и никаких подарков чиновникам! Результаты резко пошли вверх. Да недолго продержался он у руля сборной, через два года съели его чиновники и снова назначили «удобного» Ригерта.

— В 2008 году он был в Сыктывкаре на чемпионате России.

— Знаю, я тоже приезжал в это время, разговаривал с ним. Пытался даже обратить его внимание на Евгения Костина, чтобы он привлёк его в сборную страны или помог через руководство республики создать для него приемлемые тренировочные условия. И понял, что этому тренеру всё до лампочки.

— Последний вопрос. Известно, что ты создал в Интернете свой сайт, посвящённый Заречью и Сыктывкарскому опытному судомеханическому заводу, который когда-то был там. Это ведь тоже ностальгический поступок.

— Называй, как хочешь, просто это греет моё сердце. На этом сайте, можно сказать, собрана история моей жизни. Воспоминания ветеранов завода, уникальные снимки его работников, цехов, всего, что дорого мне. Были бы на Родине нормальные условия для работы, я бы ни за что не уехал. Скажу больше: я бы хотел, чтобы меня похоронили здесь. Только это от меня уже не зависит.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *