Шейко Борис Иванович — Стремление к самореализации и поиск новых знаний. (Юлия Шакирова)

Нормально делай – нормально будет. Это первое, что я для себя вынесла из интервью с Борисом Ивановичем. Не хотелось вести беседу в общепринятом клише с подробным перечислением всего и вся – все это при желании легко «гуглится». Хотелось просто поговорить.

Честно скажу, что уже и не помню, когда и на каких соревнованиях я впервые увидела Бориса Ивановича. Зато очень хорошо помню, как я о нем впервые услышала.

Будучи на тренировке одного из учеников Бориса Ивановича, услышала рассуждения атлетов, там тренирующихся, о программах Бориса Ивановича, о сложности их выполнения и о неизменном прогрессе. Далее разговор зашел о судействе предстоящего турнира и о присутствии Бориса Ивановича на нем в качестве судьи. Трепет и при этом восторг, с которым спортсмены о нем говорили, вне сомнений, вызвали интерес к личности.

Думаю, интерес к этому человеку – явление повсеместное в «лифтерской» среде, и небезосновательно. Чем живет великий тренер в настоящем – в нашем интервью.

— Борис Иванович, в ваш юбилейный год хочется задать больше вопросов, чем я для вас подготовила. И мне кажется, что видеоинтервью было бы куда лучше. Но из-за вашей занятости проведем интервью в интернете. Вы ветеран труда, заслуженный тренер Казахстана и России, профессор. Слышала, что вы почетный гражданин города Темиртау, где и начинали свою тренерскую работу. Вы написали книги о пауэрлифтинге и для пауэрлифтеров. Вас знают во всем мире, и не только в области пауэрлифтинга. Скажите, довольны ли вы своими заслугами? Добились ли вы всего того, о чем мечтали?

Борис Иванович Шейко: Не буду лукавить: конечно, я доволен. В 70-е годы прошлого столетия я и подумать не мог, что стану заслуженным тренером Казахстана и России, буду работать в институте физкультуры, стану профессором. Что буду писать книги по методике и практике пауэрлифтинга для атлетов всех возрастов и уровней подготовленности, проводить семинары и мастер-классы не только для российских, но и для зарубежных атлетов.

— Все мы родом из детства. Помните ли вы себя в детстве? Было ли место спорту в ваши школьные годы? И каково вообще отношение вашей семьи к спорту?

Борис Иванович Шейко: Родился я в Москве, в районе Лефортовского парка. Жили в коммунальной квартире на 4 семьи. В нашей комнате окно наполовину уходило в подвал. Но счастью не было предела, когда родителям дали однокомнатную квартиру в новом доме на Вернадском проспекте. Там мне исполнилось 8 лет, и оттуда я пошел в первый класс. Летом, как и все мальчишки, гонял во дворе в футбол, а зимой любил кататься на лыжах и коньках. В 12 лет записался в группу ОФП в новом Дворце пионеров на проспекте Вернадского. Ребят из этой группы бесплатно возили в самый большой открытый плавательный бассейн в СССР «Москва». Здесь, на Кропоткинской набережной, я научился плавать в открытом бассейне. Сейчас там, где был бассейн, построили храм Христа Спасителя.

Моя мама, коренная москвичка, воевала в Ленинграде во время блокады. Отец – украинец с Херсонщины. В 1963 году его потянуло на родину, и наша семья переехала в Днепропетровск.

В 16 лет, после окончания 8-го класса, я пошел на электромеханический завод учеником фрезеровщика. Там я вступил в комсомол и пошел учиться в вечернюю школу. В 18 лет окончил шестимесячные курсы шоферов, по окончании которых работал водителем на воинском складе.

Рядом с нашим домом в Днепропетровске находилась больница имени И. И. Мечникова, на территории которой располагался небольшой зал тяжелой атлетики для студентов медицинского института. Вот там я и увлекся поднятием тяжестей, чтобы сформировать свою щуплую фигуру. А в 1969 году поступил в Киевский государственный институт физкультуры на кафедру тяжелой атлетики. В 1973 году в конце июня получил диплом, а в ноябре уже призвался в ряды Советской армии.

В 1975 году по семейным обстоятельствам переехал в город Темиртау, что в Казахстане, Карагандинская область, работал тренером тяжелой атлетики в ДЮСШ. Там я познакомился с заслуженным тренером СССР Владимиром Александровичем Нечепуренко и его учеником Юрием Зайцевым, который в 1976 году стал олимпийским чемпионом. К сожалению, только два года мне довелось тренировать своих учеников в одном зале с ними, потому что в 1977 году их пригласили в Днепропетровск на постоянное место жительства.

Константин Павлов, заслуженный мастер спорта России, серебряный призер Всемирных игр по троеборью, 10-кратный чемпион мира по троеборью, 12 мировых рекордов, 22 рекорда Европы и 60 рекордов России:

«С Борисом Ивановичем Шейко я знаком более 20 лет. В то время он был старшим тренером сборной команды Казахстана по пауэрлифтингу и личным тренером Алексея Сивоконя, а вот уже с 1999 года мне довелось поработать с ним в составе сборной команды России по пауэрлифтингу. Именно с этого года Борис Иванович возглавил сборную России, став старшим тренером.

Под чутким руководством Бориса Ивановича наша сборная выиграла не один чемпионат мира и Европы. Этот человек – профессионал своего дела, при нем в сборной всегда была строгая дисциплина и порядок. Помню, после каждого дня выступления на чемпионатах мира и Европы проводили разбор полетов, кого-то хвалили, кого-то наоборот, но в целом всегда была очень дружелюбная обстановка, и все благодаря этому человеку, за что ему большое спасибо.

Мне тоже довелось тренироваться по методике Шейко. В ней есть свои плюсы и свои минусы. Планы подготовки для разных уровней спортсменов написаны, конечно же, обобщенно. На мой взгляд, каждый тренер и спортсмен должны понимать это, брать его программу за основу и подходить индивидуально.Как судья Шейко очень строгий и не дает поблажки ни своим, ни чужим. Правила есть правила!

Как человек Борис Иванович очень хороший, с ним всегда интересно, можно пообщаться на разные темы. Он всегда поможет, если нужна помощь, может дать дельный совет. В час отдыха с ним не скучно (улыбается. – Примеч. автора).

Спасибо Борису Ивановичу за все, дай бог здоровья ему и его близким!»

Борис Иванович Шейко: Да. В 1979 году я уже был назначен старшим тренером Карагандинской области по тяжелой атлетике и работал в областной Школе высшего спортивного мастерства.

С 1983 года по сентябрь 1986-го меня вызывали на учебно-тренировочные сборы в составе юниорской сборной команды СССР по тяжелой атлетике, вместе с моим учеником Германом Муратовым. За три года я прошел хорошую школу в области организации и качественного проведения тренировочного процесса. Учился у старших и опытных тренеров.

Вот один из примеров. На спортивной базе Подольска иногда проводились совместные сборы главной сборной команды СССР с юниорской командой. На этих сборах Алексей Сидорович Медведев брал шефство над нами и каждое воскресенье собирал тренеров юниорской сборной на тренерский совет, на котором мы должны были отчитаться о прошедшей неделе по каждому спортсмену: с какой интенсивностью и с каким объемом тренировался каждый подопечный. Если чей-либо атлет по какой-то причине не смог выполнить запланированную нагрузку, то нужно было объяснить это и предложить план, как выйти из положения в ближайшее время.

И еще я благодарен судьбе за то, что она предоставила мне возможность на этих сборах близко познакомиться с Рудольфом Владимировичем Плюкфельдером и его методами работы. А в 1986 году принять участие на двух совместных сборах с юниорской сборной команды Болгарии. Первый сбор в январе проходил в Цахкадзоре (Армения), а затем в мае на олимпийской базе в Варне (Болгария). На этих сборах мы познакомились с методикой тренировок болгарских спортсменов и с великим тренером Иваном Абаджиевым, которому я много задавал вопросов по его методике и таким образом учился у него.

— Какие имена! Борис Иванович, я читала, что во времена учебы в Киевском институте физкультуры вы активно занимались пауэрлифтингом самостоятельно и травмировались на «проходке» в приседаниях. Так что карьера спортсмена была закончена именно по этой причине? Поэтому выбор пал на осуществление тренерской деятельности?

Борис Иванович Шейко: Учась в институте с 1969 по 1973 год, я даже и не слышал о существовании такого вида спорта, как пауэрлифтинг. Травмировался банально просто: за нашей группой тяжелоатлетов был прикреплен преподаватель кафедры, который часто отсутствовал на тренировке. В один из таких тренировочных дней мы с ребятами самостоятельно устроили соревнования в приседании со штангой на плечах. Попробовав присесть рекордный для себя вес в отбив, я и получил травму коленного сустава. После полугодичного восстановления начал тренироваться, и снова все вернулось. Как ни странно, именно эта травма помогла мне понять, что не обязательно быть сильным спортсменом, чтобы давать знания другим.

— Вот, значит, как все дело было. То есть можно сказать, что этот случай подчеркнул для вас важность присутствия тренера в жизни спортсмена?

Борис Иванович Шейко: Тренер и ученик зачастую идут бок о бок в течение 10–15 лет. Наверное, нет ни одного тренера, который не мечтал бы вырастить спортсмена высокого класса. Но дело это чрезвычайно трудоемкое. Проблема в том, что представления о качествах идеального тренера расходятся как у тренеров, так и у учеников. С ростом мастерства спортсменов меняется и их отношение к тренеру. Так, спортсмены сборных команд страны оценивают тренеров, исходя из функционального подхода. Они считают наиболее значимыми те качества, которые отражают профессионально-деловую подготовку тренеров: высокий уровень компетентности в вопросах методики тренировки, творческое отношение к работе, знание тактики ведения спортивных поединков, умение настроить спортсмена на борьбу, поддерживать дисциплину на сборах, требовательность.

— Кстати говоря, у нас любят все искать какие-то секреты, какие-то приемчики, ускоряющие рост результатов… А есть они – секреты?

Борис Иванович Шейко: Вообще секреты есть у многих тренеров. Я вспоминаю случай с одним тренером из сборной России. Когда я попросил его для своей книги «Пауэрлифтинг» написать один план подготовки его спортсмена, он мне отказал, отметив при этом, что раскроет секрет, только когда выйдет на пенсию. Я ему ответил, что, к сожалению, этот секрет тогда уже никому не нужен будет.

Все свои секреты я раскрыл в написанных мною книгах. Самый главный секрет в достижении наилучших результатов в спорте – это не только пахать, но и следить за состоянием спортсменов и постоянно корректировать нагрузки. Необходимо также любить то, что ты делаешь! Немаловажную роль в достижении высоких спортивных результатов играет та атмосфера совместных творческих поисков, которая установится на тренировках. Большое значение имеет также питание спортсмена, правильный сон и распорядок дня. Важно также учитывать взаимоотношения тренера и спортсмена в процессе соревнования, потому что они во многом отличаются от их взаимоотношений во время тренировочных занятий. Не менее важно, как тренер сумеет проникнуть во внутренний мир учеников, найти нужную форму обращения к ним. Кроме этого, ученик должен сам понимать и верить в тренера.

— У нас так любят указывать на ошибки. Кажется, что некоторые просто созданы для отслеживания «косяков», простите за жаргонное слово. Но непогрешимых нет, так ведь? Приходилось ли вам с течением времени признавать свои ошибки и какие?

Борис Иванович Шейко: Не ошибается тот, кто не работает. Естественно, что ошибок в работе не избежал и я. Первые ошибки были у меня в переходный период, когда я попробовал перенести методику тренировок из тяжелой атлетики в пауэрлифтинг. Нужно было все лучшее, что есть в методике тяжелой атлетики, постараться применить в пауэрлифтинге.

Работая не только со спортсменами, но и над собой, я быстро добился результата. Так, в 1990 и 1991 годах мой первый ученик Алексей Сивоконь победил на Кубках СССР и занял второе место на чемпионате мира 1991 года, а тогда Алексею было всего 18 лет. Эти результаты спортсмена подсказывали мне, что я на верном пути.

Мурад Алибегов, один из сильнейших жимовиков современности:

«А что про Бориса Ивановича Шейко можно сказать еще? За него и так все сказано! Он один из лучших тренеров и судей. А человеческие качества – с него пример можно и нужно брать. На черное говорит черное, на белое говорит белое. Никакой звездности. Со всеми общается по-простому. Одним словом – мужчина! И я рад, что лично знаком с Борисом Ивановичем».

— А сможете назвать своих наиболее известных воспитанников? Кто самый талантливый? И как определить того, от которого не будет никакого толка?

Борис Иванович Шейко: Конечно, могу. Да о многих из них можно прочитать в одной из моих книг «Звезды пауэрлифтинга России».

Во-первых, это яркие мои звезды: заслуженный мастер спорта Казахстана Алексей Сивоконь и ЗМС Казахстана, двукратная чемпионка мира Надежда Мир. Заслуженный мастер спорта России, четырехкратный чемпион мира Сергей Мор; заслуженный мастер спорта России, трехкратная чемпионка мира Ирина Абрамова; ЗМС России, шестикратный чемпион мира, победитель Всемирных игр (2001) Виктор Фуражкин. ЗМС России, двукратный чемпион мира Максим Подтынный; ЗМС России, чемпион мира, четырехкратный серебряный призер чемпионатов мира Юрий Федоренко. ЗМС России, трехкратный чемпион мира, абсолютный победитель Всемирных игр (2005) Равиль Казаков.

На чемпионатах мира среди мужчин и женщин, а также на чемпионатах мира по жиму штанги лежа, чемпионатах мира среди юниоров и юниорок, среди юношей и девушек мои спортсмены завоевали в общей сложности 40 золотых медалей в федерации IPF.

Среди восьми заслуженных мастеров спорта самым уникальным я считаю Алексея Сивоконя. В нем собраны все лучшие качества спортсмена: талант, трудолюбие, фантастическая восстанавливаемость, устойчивая психика и характер бойца.

Вот вы спрашиваете, как определить, от кого будет толк, а от кого нет. Знаете, невозможно провести четкие грани, когда просто талантливый ученик превращается в молодого перспективного спортсмена, а затем в выдающегося и великого. Все когда-то делают первые шаги в спорте, с чего-то начинают, а потом постепенно совершенствуются. Но я, как и все тренеры, могу с уверенностью сказать, что в одночасье великим не станешь. Только огромный природный талант, помноженный на еще более огромный кропотливый труд, может сделать из обыкновенного спортсмена ВЕЛИКОГО.

На протяжении моей тренерской работы я встречал много одаренных спортсменов, но обыкновенная их лень и несобранность не давали им возможности полностью раскрыть свой талант. А бывало, что готовишь спортсмена и уже уверен, что он победит, но опять-таки из-за его лени и бесхарактерности он проигрывает. А на замечание отвечает: «Что я, корову проиграл?» С таким ленивым спортсменом у меня сразу пропадает интерес работать и общаться.

— Что пауэрлифтинг, что тяжелая атлетика – спорт силовой, а значит, как принято считать, мужской. Однако говорят, что ученицы-девушки – более прилежные и ответственные. Борис Иванович, как вы относитесь к женскому пауэрлифтингу? С кем работается лучше и в чем особенность подготовки спортсменов-девушек и спортсменов-мужчин?

Борис Иванович Шейко: К женскому пауэрлифтингу отношусь так же, как и к женской тяжелой атлетике и женскому боксу – сдержанно. Тренировать женщин намного тяжелее в психологическом плане и с учетом их физиологических циклов. А так их тренируют так же, как и мужчин. Я никогда не брался тренировать девушек-новичков, я тренировал только тех, кто сам выбрал этот вид спорта. У меня тренировалась Ирина Абрамова, которая начинала заниматься без меня. Марина Николаева приехала в Уфу перворазрядницей. Юлия Чистякова приехала в Уфу, учась в 9-м классе, и уже имела звание мастера спорта. Первым тренером у нее был ее отец.

— Не могу не спросить про ваше отношение к онлайн-тренингу. Учитывая, что у вас есть спортсмены, которые тренируются онлайн.

Борис Иванович Шейко: Поначалу мне казалось, что проводить тренировки на расстоянии – это легко, потому что я только писал планы для атлета. Первой спортсменкой, которой я планировал тренировки, была Ирина Луговая (с 2002 по 2009 год). Причем мы начинали с ней с 30-процентных весов – после операции серьезной травмы спины. Вторым был Андрей Беляев. Сначала он тренировался в нашем зале, когда год служил в армии в Уфе. После его демобилизации (с 2006 по 2009 год) мы продолжали с ним работать онлайн.

Но с опытом работы со спортсменами дистанционно я понял, что тренировать онлайн очень тяжело, поэтому сократил до минимума заочников. Почему? Во-первых, чтобы добиться результата, я сейчас не только планирую нагрузку, но и требую еженедельного видеоотчета с тренировок, делаю замечания, если вижу ошибки в выполнении упражнений. А чтобы понять, в чем ошибка, для этого приходится несколько раз просматривать видео одного и того же упражнения. Это занимает немало времени. Во-вторых, не все спортсмены дисциплинированы, и не все честно отчитываются о выполнении или невыполнении запланированной для них нагрузки. И я иногда не вижу результата из-за этого. Поэтому-то у меня двоякое отношение к планам онлайн.

— Говорят, есть программа тренировок такая… на силу и массу, которая является модификацией популярной программы от Б. И. Шейко и считается одной из лучших, если не лучшей! Тренировки по программе сложны и требуют полного восстановления и максимально качественного рациона. Помимо этого, с подобными системами трудно разобраться, что сильно ограничивает круг пользователей. Это к вопросу универсальных программ. Вот говорят, что есть такие. Говорят, есть такие, по ним у всех пойдет рост в силовых, кто сможет ее осилить. Есть ли они все же? Можете привести примеры таких программ?

Борис Иванович Шейко: Я не могу привести пример универсальной программы, потому что такой не может быть в принципе. Это невозможно потому, что все спортсмены разные по анатомическому строению, по весу, по восстанавливаемости организма от нагрузок, разные по психологии и мотивации, живут в разных бытовых условиях. Поэтому я всегда спокойно отношусь, когда одни благодаря моим программам выполняют МС, а другие не могут выполнить нагрузку, запланированную в программе.

Во всех моих книгах и статьях, а также на всех своих семинарах по поводу своих программ я пишу и говорю, что ни один тренер, даже самый гениальный, не сможет написать такую программу, которая была бы универсальна для всех и подходила бы всем спортсменам одинаково. И я призываю не копировать слепо мои и другие программы, а брать их только за основу и подгонять под свой организм.

— А как вы относитесь к программам Г. Ходосевича, И. Деревянко, Л. Котенджи, С. Вислоцкого и многих других заслуженных тренеров? Как бы вы оценили их методы? И их самих как тренеров? Как вам схемы Суровецкого?

Борис Иванович Шейко: К программам перечисленных вами тренеров отношусь с большим уважением, потому что их спортсмены доказали состоятельность этих программ, выигрывая чемпионаты мира и Европы. Каждый из тренеров, у которых спортсмены – чемпионы и призеры международных соревнований, индивидуален и имеет свой взгляд на методику подготовки.

— Определить РМ можно двумя способами. Один из них – делая «проходку». Но это не всегда приемлемый способ, так как сильно нагружает организм. К тому же в свое время на «проходке» вы и травмировались. Алексеев говорил, что «проходки бывают только в шахтах». С высоты прожитых лет и большого опыта, ваше авторитетное мнение, нужны ли «проходки»?

Борис Иванович Шейко: Я травмировался по молодости и по глупости, потому что не было рядом тренера, который мог остановить меня от подхода на этот вес. Со временем я понял свою ошибку и стараюсь не повторять ее с моими спортсменами.

Я не согласен с Василием Алексеевым, потому что он в первую очередь имел в виду себя. Это обычная логика великих спортсменов: «Я вот так делал и стал чемпионом; хочешь быть чемпионом – делай как я».

Но надо помнить, что все спортсмены разные и разного уровня подготовки. Я уже говорил об этом выше. Подготовка спортсмена 1-го разряда будет сильно отличаться от подготовки ЗМС. Алексеев был тяжеловесом, а многие тяжеловесы тренируются на меньших весах, обычно на 75–80 % и с меньшим количеством подъемов. Поэтому это его крылатое выражение «проходки бывают только в шахтах» подходит не для всех.

1 РМ я определяю только на «проходке» или по выступлению на соревнованиях. Я согласен, что «проходки» сильно нагружают организм спортсмена, когда он делает их на каждой неделе. Но я планирую своим спортсменам «проходки» 1 раз в 9–10 недель. И обязательно за 15–17 дней до соревнований. По моему мнению, «проходки» нужно планировать для всех спортсменов до уровня КМС, прежде всего для того чтобы увидеть, в каком состоянии он после двух или двух с половиной месяцев подготовительного периода. За 2–3 недели до соревнований «проходки» помогают увидеть, на каком уровне физических возможностей находится атлет и с каких результатов ему нужно начинать соревнования.

Спортсмены уровня МС и МСМК за 15–17 дней перед соревнованиями выполняют упражнения с весом 90 % или с тем весом, с которого планируют начинать соревноваться.

Но нужно помнить, что мало спортсменов, которые одинаково сильны во всех трех подходах. Например, у меня таким был только Алексей Сивоконь. Остальные мои ученики уровня МСМК и ЗМС в сильных упражнениях поднимали только 90 %, а в отстающем упражнении поднимали до 100 %. Так, рекордсмен мира в приседании и жиме лежа Равиль Казаков останавливался на 90 %, а в отстающей по результату тяге делал «проходку» до 100 %. Максим Подтынный в приседании и тяге выполнял 90 %, а в слабом жиме лежа подходил к весам до 100 %.

У моих спортсменов на «проходках» никогда не было травм, потому что я не посылал их на вес, который он не способен был поднять в этот день. Бывают случаи, когда я вижу, что спортсмен может увеличить свой лучший результат, но психологически не готов (боится), тогда он останавливается на весе, который уже поднял.

Я убежден, что если спортсмен подходит к весу и сомневается в положительном результате, то в 99 случаях из 100 он не поднимет этот вес. И если я вижу, что спортсмен рвется к рекордному весу, на который он не готов, я категорически запрещаю ему подходить к этому весу. Это правило помогает избежать травм.

— Извините за вопрос, возможно, немного не в тему, но не могу не спросить: двойные приседания/жимы/тяги на одной тренировке – почему, для чего и для кого они?

Борис Иванович Шейко: Эти двойные упражнения для спортсменов уровня КМС и выше. Двойные упражнения планируются только в подготовительном (базовом) периоде подготовки. Есть две направленности этих упражнений: первое – для исправления ошибок в технике выполнения соревновательных упражнений, второе – для развития силовых качеств отстающих мышц или отстающей фазы упражнения.

Обычно я планирую в недельном плане: в понедельник – 2 приседания и 1 жим; в среду – 2 тяги и один жим; в пятницу – 2 жимовых упражнения и 1 приседание; в субботу – 1 тяга и 1 жимовое упражнение. Секрет в том, что необходимо варьировать КПШ, объем и средний вес.

Максим Подтынный, советский и российский спортсмен-пауэрлифтер, заслуженный мастер спорта России, неоднократный победитель чемпионатов России и двукратный чемпион мира IPF 1998–1999 годов:

«Очень грамотный, образованный, интеллигентный человек. Занимается всем досконально, до мелочей. Мне очень повезло, что он со мной работал, очень сильно помог дойти до высоких результатов. До него я в «лифтинге» тыкался, как котенок слепой».

— Пауэрлифтинг как шоу и пауэрлифтинг как спорт – соединимо ли это? И можно ли считать пауэрлифтингом выступление «моментальных чемпионов», которые, потренировавшись пару месяцев, становятся чемпионами Европы, а то и мира?

Борис Иванович Шейко: Это очень сложный вопрос. Если шоу происходит вокруг пауэрлифтинга – это хорошо. Но когда организаторы пытаются из пауэрлифтинга сделать шоу – это плохо. Отдельные спортсмены так и говорят, что нужно идти навстречу зрителям, которые хотят видеть только рекорды. И поэтому судейство должно быть лояльным и не видеть отдельные ошибки. Ну вот представьте, если, например, разрешить спортсменам выполнять приседания в параллель, то один присядет в параллель, другой – на 5 см выше параллели и т. д.

А если в жиме лежа убрать из правил «видимую остановку» на груди? Тогда одни спортсмены будут делать жим в касание, другие – в отбив от груди, а третьи – с глубоким вдавливанием.

Я согласен, давайте будем лояльны к спортсменам. Пусть они будут выступать с девизом: «Не важно, как поднял, главное – поднять». Но тогда не должно быть правил и не должны фиксироваться рекорды. Но если у федерации есть правила соревнований, то будьте любезны их соблюдать.

Я думаю, что шоу обязательно должно быть, но только за соревновательным помостом: или до начала соревнований, или в перерыве, или после соревнований.

— Ох, как часты жалобы о том, что в глазах рябит от этих многочисленных соревнований в отдельных движениях! Зачем они и можно ли обойтись без этого?

Борис Иванович Шейко: Альтернативные федерации не имеют финансовой поддержки, а чемпионаты проводят в больших современных дворцах и павильонах, аренда и инвентарь которых оплачивается очень дорого. Также оплата обслуживающего персонала, судей и ассистентов, наградная атрибутика и много еще чего. Все это и заставляет дробить соревнования по категориям и ветеранам через 5 лет. Борьба за большую массовость, которая поможет окупить все расходы на проведение чемпионатов. Другого пути нет. К сожалению, это приводит к отдалению сильных спортсменов от троеборья. Это приводит к тому, что спортсмен среднего уровня подготовки старается выступить сразу на нескольких «чемпионатах Европы и мира», которые проходят в России, и у него совсем мало времени на серьезную подготовку.

Риф Гадиев, мастер спорта России международного класса (1995) по пауэрлифтингу; чемпион Европы (1998) и чемпион России (1991, 1995, 1996, 1997); серебряный призер чемпионатов мира (2-кратный, 1996, 1998), Европы (1995, 1997, 2002), России (1990, 1995, 2004), Кубков России (1996, 1998, 2001); рекордсмен России (1997) в троеборье в сверхтяжелом весе; член сборной команды России (1995–2002):

«Бесконечно уважаю этого человека, преклоняюсь как перед тренером. В жизни приятный собеседник, с ним можно и поговорить, и помолчать. Познакомился с ним на чемпионате России в Сыктывкаре в феврале 1997 года, где он и выводил меня на помост, где я стал чемпионом России. Более 5 лет тренировался по его планам, и довольно успешно. Как судья чрезвычайно строг и справедлив – эталон судьи. О его методах тренинга говорят его результаты – более чемпионов, чем у него, мало у кого есть. Дай бог ему здоровья и бодрости, чтобы продолжил свой нелегкий, но такой нужный нам всем труд. У нас в Башкирии и в России вообще многие с гордостью носят звание «ученик Шейко». И я горжусь этим!»

— А что думаете о ФПР в настоящем? Есть ли будущее у этой федерации или будущее за альтернативой? Каким Вы видите будущее пауэрлифтинга у нас в стране и в мире? Тем более с таким количеством федераций…

Борис Иванович Шейко: Думаю, что ФПР будет существовать «вечно», потому что в государственных структурах (ДСШ, СДЮШОР и ШВСМ) во всех регионах нашей страны работает огромное количество талантливых тренеров. И ни одна альтернативная федерация не может превзойти их по результатам побед и наград. Есть суператлеты элитного уровня и в альтернативных федерациях, но такой армии спортсменов экстра-класса, как в ФПР, не будет.

Уже более двух десятков лет президиум федерации IPF говорит о перспективах включения пауэрлифтинга в программу Олимпийских игр. Пока воз и ныне там. Но если вдруг это случится, я думаю, что тогда, скорее всего, это будет классический пауэрлифтинг, включающий двоеборье, состоящее из жима лежа и тяги. Возможно, сократят и количество категорий. Если такое произойдет, тогда резко увеличится и финансирование пауэрлифтинга как олимпийского вида, обострится конкуренция среди спортсменов, что приведет к росту рекордов в России, в Европе и в мире. Дай бог, чтобы так было.

— В одном из наших интервью Максим Подтынный как-то сказал, что, по его мнению, будущее все же за классическим пауэрлифтингом IPF, и что если спортсмен не может выступать в этой федерации, нужно заниматься оздоровительной физкультурой для работающих граждан. Вы не согласны с Максимом?

Борис Иванович Шейко: Думаю, что один из факторов отказа спортсмена от выступлений – это дороговизна экипировки, стоимость которой увеличивается ежегодно.

— А вот, кстати, можно ли в наше время заработать пауэрлифтингом?

Борис Иванович Шейко: А почему нет? В «ВКонтакте», в «Фейсбуке» можно увидеть много предложений от спортсменов и тренеров об индивидуальных и онлайн-тренировках. Можно увидеть и анонсы проведения семинаров в России и за рубежом. Спортсмены высокого класса Кокляев М., Маланичев А., Сарычев К., Белкин Ю. и другие выступают на показательных и коммерческих турнирах, проводят семинары в России и за рубежом. Все зависит от статуса спортсмена или тренера, от его известности в нашей стране и за рубежом. Многое зависит от знания английского языка. Поэтому я считаю, что на пауэрлифтинге можно заработать, весь вопрос только в количестве.

— Вопросы, которые волнуют лично меня больше всего. Кому и для чего вы пишете? Что вы думаете о том, что «печатка» вообще в принципе вымирает?

Борис Иванович Шейко: Книги я пишу в первую очередь для спортсменов, которые тренируются самостоятельно, без тренера, для молодых малоопытных тренеров. Понимаете, у каждого тренера, у которого за плечами более 20 лет тренерской практики, наступает желание поделиться своими знаниями и своим опытом с другими. Первая моя книга «Методика достижения результатов в пауэрлифтинге: от начальной подготовки до спортивного совершенства» вышла в 2000 году после 25 лет тренерской деятельности. В этом году исполняется 45 лет моей тренерской деятельности, из них 30 лет я в пауэрлифтинге.

Я с вами согласен, что сейчас больше предпочитают электронные книги печатным. Поэтому в этом году в Америке вышла моя книга «Powerlifting: Foundations and Methods» в электронном варианте.

— Вы сейчас пишете книгу по истории пауэрлифтинга, так? Борис Иванович, о чем там можно будет прочитать? Кого из чемпионов прошлого вы там вспомните? Какие события в мире спорта наиболее затронули или взволновали вас?

Борис Иванович Шейко: Хочу сразу вас поправить: я пишу книгу по истории развития пауэрлифтинга в СССР и России. В основном в книге получается 80 % истории развития пауэрлифтинга ФПР. Начинается с 50-х годов прошлого столетия, с зарождения клубов атлетической гимнастики. Об открытии первых клубов атлетической гимнастики в начале 60-х годов.

В конце 50-х годов Федор Феофанович Манько при Горном институте в Ленинграде организовал первую секцию атлетизма «Атлант». В 1962 году в Ленинграде впервые был проведен семинар преподавателей атлетики под руководством Г. П. Тенно, научного сотрудника ВНИИФК (Москва), большого специалиста, энтузиаста и горячего пропагандиста атлетизма. В марте 1963 года в Омске начала работать первая секция атлетической гимнастики. Весной 1963 года под трибунами большой спортивной арены в Лужниках усилиями Романа Павловича Мороза были открыты первые «качалки» (кстати, они существуют и сегодня). Весной 1964 года в Орджоникидзе (Северная Осетия) в полуподпольном игровом зале «Локомотив» при клубе ВРЗ открылся первый клуб атлетизма «Геракл». 9 января 1965 года прошли соревнования по атлетической гимнастике на призы Центрального стадиона имени Ленина. Таким образом, в книге будет подробно описан каждый месяц до 2010 года. Собран материал о самых ярких спортсменах и тренерах из разных областей, краев и республик России.

Дмитрий Спиридонов, спортивный журналист:

«Сотрудничаю с Борисом Ивановичем с 2011 года. В данный момент мы с ним гастролируем по миру с семинарами, которые я организовываю и перевожу на английский язык. Характер человека лучше всего проявляется, когда находишься с ним рядом продолжительное время. Несмотря на то, что Борис Шейко не состоит в ФПР и не выезжает со сборной с 2006 года, у него остались привычки старшего тренера команды. Но это хорошие привычки. Максимальная ответственность, собранность и ясный ум. Приехать в аэропорт не за два, а за три часа; проснуться в гостинице раньше всех; иметь четкий, до минуты, график завтрашнего дня. Аккуратность, разумная педантичность, громкий командный голос, минимум лишних движений и слов. Общаться и работать с таким человеком – большая честь и возможность для меня. Что касается его тренировочных планов, могу с уверенностью сказать, что принципы и наработки Бориса Ивановича в той или иной степени использует подавляющее большинство спортсменов и тренеров во всем мире. Порой, кстати, даже не зная этого».

— Вы недавно провели ряд семинаров в нескольких городах Дании: Биллунде, Хорсенсе, Ольборге, Тистеде – и завершили свое турне в столице страны – Копенгагене, где встретились со сборной Дании по пауэрлифтингу IPF. Этот семинар стал для вас юбилейным – пятидесятым. Это просто потрясающе, что люди с таким удовольствием слушают и прислушиваются к вам…

Борис Иванович Шейко: 2018 год закончился двумя декабрьскими семинарами. Первый – в Москве с китайскими спортсменами, второй семинар – совместный с Кириллом Сарычевым в городе Рейкьявик, Исландия. 15 декабря, в субботу, прошел первый чемпионат ВРПФ Исландии, где Кирилл выступил в жиме лежа, а я был в составе судей этого чемпионата. 16 декабря, в воскресенье, мы с Кириллом провели совместный семинар. Так что уже превзошел рубеж 50 семинаров.

— Борис Иванович, выше вы уже говорили о своем подходе к судейству спортсменов. Да и лично видела и слышала – перед вами трепещут и вас боятся, завидя на помосте в качестве судьи… Вы согласны с регалиями «ну очень строгого тренера и неподкупного судьи», и что, на ваш взгляд, главное в судействе?

Борис Иванович Шейко: Мне всегда удивительно слышать, что некоторые спортсмены якобы не приезжают на чемпионаты мира WRPF из-за того, что судит Шейко. Я не могу понять, разве в составе судейства я один? Нас всегда трое. Ведь элементарно: если оба боковых судей включат белый свет (вес засчитан), а Шейко включит красный (не засчитан), то вес будет засчитан два к одному. Выполняй упражнение по правилам, и не будет проблем.

Я всегда говорю, что судья не робот и может ошибиться, главное, чтобы ошибка была не преднамеренная, а судья понимал, что, когда он судит, для него не должно быть своих и чужих спортсменов, а нужно, чтобы судья судил всех одинаково, согласно правилам соревнований. В ФПР для меня эталоном судейства был судья МК Сергей Шантаренко.

А по поводу «неподкупного» ничего не могу сказать, потому что меня никто не пытался подкупить, да это и не помогло бы.

— У вас столько звездных спортсменов! Ваше имя широко известно во всем мире. В связи с этим хочу спросить: а считаете ли вы себя звездой? Неприкасаемым? Сталкивались ли со звездной болезнью?

Борис Иванович Шейко: Я думаю, что стремление к самореализации и поиск новых знаний – это нормально. А вот звездная болезнь – это психологическое отклонение. Оно представляет собой деформацию личности, которая имеет завышенное отношение к себе и искаженную действительность. Если человек почувствовал себя уникальным и всем доказывает это, требуя полного внимания к своей персоне, стремится подчеркнуть статус, хвастается, завидует чужим успехам – налицо звездная болезнь. И это ведет к деградации личности. В основе всех отклонений лежит неправильно сформированная самооценка. А я просто один из многих заслуженных тренеров России, которых более 60 в России.

Сергей Длужневский, президент Союза пауэрлифтеров России, президент WRPF – Россия:

«Заочно с Борисом Ивановичем я познакомился в начале 2000-х, изучая сайты и форумы в интернете по методике тренировок в пауэрлифтинге. На тот период информации было очень мало, она была крайне противоречивая, и впитывал я ее как губка. Первая книга Бориса Ивановича Шейко «Пауэрлифтинг» была моей настольной книгой. Я зачитывался ею до дыр. Она была со мной рядом в самые сложные жизненные ситуации. Пожалуй, именно раздел «Классификация и терминология» был для меня самым важным и полезным. Наверное, пару лет я экспериментировал с программами Бориса Ивановича, применяя их как на себе, так и на своих учениках. Начиная от прямого копирования его схем и заканчивая самостоятельным составлением программ, применяя полученные знания из книги. Программы рабочие, но не для всех. Лучше всего реагируют на них те, кто начинают свой путь именно с этих программ, а также спортсмены легких и средних категорий. Тем, у кого вес выше 100 килограммов, часто сложно восстанавливаться после таких объемов и интенсивности.

Лично мы познакомились лет пять назад. Я очень дорожу общением с этим человеком. Узнав его ближе, был поражен, насколько Борис Иванович легкий и приятный в общении собеседник, совсем не звездный, несмотря на все его заслуги в нашем спорте. Работая бок о бок на турнирах WRPF, обсуждая тренировочный процесс, судейство и организационные моменты, я с каждым разом убеждаюсь в высоком профессионализме этого человека!»

— Борис Иванович Шейко вне пауэрлифтинга – какой он? Чем занимается, увлекается, что смотрит или слушает? Чем вдохновляется и восхищается?

Борис Иванович Шейко: Люблю коллекционировать магнитики с изображением стран и городов мира, собираю маски из тех стран, в которых довелось быть на соревнованиях или на семинарах. Люблю хорошую душевную музыку, книги по истории России и по живописи. Люблю гулять с собакой. У нас американский кокер-спаниель. Морально отдыхаю, когда наблюдаю за золотыми рыбками в моем большом домашнем аквариуме.

— Если бы не пауэрлифтинг, в чем вы могли бы себя проявить?

Борис Иванович Шейко: Я же начинал с фрезеровщика. Может, если бы не был тренером, то стал бы фрезеровщиком. Но думаю, что хорошим фрезеровщиком!

— И слава богу, что не стали. Представляете, скольким спортсменам очень не повезло бы! Борис Иванович, каковы дальнейшие ваши планы как в ближайшее время, так и в долгосрочной перспективе?

Борис Иванович Шейко: Продолжать работать тренером. Писать книги.

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *