Сергей Ананьевский: герой не нашего времени… (Денис Пикляев, Сергей Длужневский)

Сергей Ананьевский: герой не нашего времени…

 

«Как просто сделать зло,
причинив боль, принеся несчастье,
и как сложно исправить хоть что-то.»
Алексей Шерстобитов

 

Припорошенная мелкой трухой осыпавшихся, словно пожелтевшая облетевшая листва, воспоминаний, память человеческая чертовски избирательна в своих субъективности и цинизме. Прошлое представляется нам романтизированным мирком, полным надежд и новых горизонтов, мы подспудно избегаем воскрешать призраков прожитого, отзвуки и отголоски мыслей постепенно стираются, краски приглушаются, и маленькая, придуманная по сути нами, вчерашняя Вселенная кажется такой уютной и гармоничной. 

Но жизнь – штука упрямая, а факты кованным сапогом беспристрастности издевательски бьют под дых на излёте, сбивая и без того неровное спёртое дыхание несбывшихся чаяний, обнажают сермяжную правду, как она есть, без налёта эстетики придуманного, представляя на наш горький людской суд истину, не всегда совершенную и отполированную, но такую нужную подлинность утекшего песком сквозь пальцы произошедшего и случившегося. С нами…

Сергей Ананьевский

…Перед чемпионатом СССР 18 февраля 1989 года в Красноярске прошло расширенное заседание Президиума федерации атлетизма РСФСР, на котором была утверждена комиссия по силовому троеборью в составе: Корепанов В. Л. — председатель (Свердловск), Хейман А. С. (Челябинск), Ходосевич Г. В. (Красноярск), Громов В. В. (Северодвинск), Кузьменко А. Г. (Тюмень), Шастин В. А. (Омск), Зябликов И. И. (Свердловск).

А уже 19 февраля на заседании Президиума федерации атлетизма СССР заслушали члена Президиума Дубинина В. И. с докладом о необходимости формирования комиссии по силовому троеборью, координации в работе со спортсменами и тренерами в силовой программе.

Сергей Ананьевский / Чемпионат СССР по пауэрлифтингу 1991

На фото: Мужская сборная по пауэрлифтингу на Чемпионате СССР 1991

В состав комиссии вошли: Пилипенко В. Н. (Ленинград), Лапиков В. К. (Горловка) и Савак Я. Д. (Ивано-Франковск), оба от УССР, Кесоев Э. М. (Душанбе, от Таджикистана), Чавчанидзе 3. (Тбилиси — от Грузии), Мухаммедов (Ашхабад — от Туркмении), Кудрявцев М. Ф. (Караганда — от Казахстана), Шарий В. П. (Минск — от Белоруссии), Корепанов В. Л. (Свердловск), Ходосевич Г. В. (Красноярск), Хейман А. С. (Челябинск) — от РСФСР, Янисон Э. А. (Елгава — от Латвии), Ананьевский С. Д. и Поветкин Ю. С. (от Москвы). Председателем комиссии избран Ферт Л. Л. (Ленинград).

Специально выделим это имя – Ананьевский Сергей – из ряда прочих. Ведь история развития пауэрлифтинга у нас в стране неразрывно связана с именем Сергея Ананьевского.

Сергей Ананьевский, Валерий Кузнецов, Александр Лекомцев и Сергей Журавлев

На фото: Первые чемпионы Европы IPF Сергей Ананьевский, Валерий Кузнецов, Александр Лекомцев и Сергей Журавлев (1991)

Сергей Дмитриевич Ананьевский (1962-1996) – заслуженный тренер России по пауэрлифтингу (1992), чемпион СССР 1991 года, главный тренер мужской сборной пауэрлифтинга СССР, а в последующем и России, первый президент Федерации пауэрлифтинга СССР и первый президент Федерации пауэрлифтинга России / ФПР.

Организовал первые матчевые встречи США ─ СССР, Швеция – СССР, СССР ─ США ─ Япония в 1988–1991 гг. Под его руководством команда СССР дебютировала в 1990 г. на чемпионате мира в Голландии. И уже в 1991 г. на чемпионатах Европы и мира наша команда завоевала бронзу.

С началом выступлений наших спортсменов на международных соревнованиях произошли существенные изменения в лидирующей тройке стран, наши спортсмены сразу заняли прочное место в призёрах, соревнуясь на равных с такими странами-лидерами, как Финляндия, Швеция, Норвегия, Франция, Германия, США.

Уже с 1993 г. женская команда России выигрывает все чемпионаты мира и Европы. А мужская команда впервые празднует победу.

…Но у каждой медали есть две стороны, и не всегда обе стороны светлые, и однажды всё может перевернуться… Предлагаем вам познакомиться ещё раз с Ананьевским С. Д.

Сергей Дмитриевич Ананьевский (1962—1996) – ореховский авторитет, известный как, «Культик» и «Ананас», лидер Медведовской организованной преступной группировки в 1995-96 годах.

Трагически погиб (убит) 4 марта 1996 года в Москве.  

Так кем же был Сергей Ананьевский? Человек, не имеющий страха, никогда не колебавшийся в выборе решающих радикальных мер, доходящий в своих поступках до поведения бесстрашия, где позволял противопоставлять себя людям и общественным группам, превосходящим и по силе, и по количеству, и при этом всегда достигал поставленной цели. Непререкаемый авторитет для «своих», и страшный противник для «чужих». Образованный и высокоинтеллектуальный человек, выбравший поначалу своей стезёй спорт и достигший на этом поприще уровня главного тренера сборной Российской Федерации и председателя федерации РФ по силовому троеборью. Положивший свою судьбу на весы начала 90-х, которые перетянули его, волею случая, в сторону криминала…

Григорий Гусятинский, Сергей Дмитриев, Сергей Ананьевский

На фото: Григорий Гусятинский, Сергей Дмитриев, Сергей Ананьевский

…Судьба и спорт в начале 90-х свели его с Сергеем Тимофеевым, тоже спортсменом и тренером (хотя уровень сотворённого ими в спорте невероятно разнится: Тимофеев вёл секцию каратэ в школе, сам на любительском уровне интересовался единоборствами, в то время как Ананьевский достиг наивысших ступеней в железном спорте и как тренер, став и заслуженным тренером России, и как спортсмен, выиграв Чемпионат СССР 1991, и как спортивный функционер, став первым президентом Федерации пауэрлифтинга России) известным позже, как «Сильвестр». Лихие 90-е, сила и «фарт» приблизили его к «крестному отцу», он стал доверенным лицом и вошел в структуру, видимо, на правах равного после «отца».

Жизнь его тогда уже давно изменилась, появился достаток, возможности и многое другое, но характер остался тем же, как пишет современник: «…Стоящая аппаратура выдавала через наушники суть происходящего на улице, прогуливаясь вдвоем и ведя непринужденно, вялотекущую беседу, эти два Сергея могли казаться приятелями, если бы не услышанные несколько фраз. Ни с того ни с сего прозвучало: «Это ты в меня стрелял?» – и ответ Ананьевского после паузы: «Я». «И сейчас кто-то готов?». «Только команды ждёт и смотрит…».

После небольшой паузы разговор продолжался…

В 1994 году у Тимофеева возник конфликт с главой Фонда социальной защищенности спортсменов Отари Квантришвили. Два известных в криминальном мире человека не смогли поделить Туапсинский нефтеперерабатывающий завод. По версии следствия, устранение Квантришвили было поручено штатному киллеру «ореховских» Алексею Шерстобитову по кличке «Леша-Солдат», помогал ему в этом Сергей Буторин («Ося»).

3 апреля 1994 года «Ося» и другой авторитет — Сергей Ананьевский («Культик») — встретили Шерстобитова у жилого дома в Москве, откуда просматривался выход из Краснопресненских бань, где в тот момент парился Квантришвили. Когда «друг спортсменов» вышел на улицу, «Леша-Солдат» расстрелял его из снайперской винтовки. 

В 1994 году автомобиль с «Сильвестром» был взорван на Тверской-Ямской в Москве, после чего разгорелась борьба за лидерство в ОПГ. «Ося» примкнул к Сергею Ананьевскому («Культик») и Юрию Володину («Дракон»). По данным следствия, 14 февраля 1995 года по приказу Сергея Ананьевского, Юрия Володина и Сергея Буторина в бане в Путевом проезде в Москве были застрелены один из претендентов на лидерство в группировке глава лианозовской «бригады» Юрий Бачурин («Усатый») и его телохранитель Алексей Садовников («Банщик»).   

Андрей Пылев, Сергей Ананьевский, Григорий Гусятинский и Сергей Буторин

На фото: Андрей Пылев, Сергей Ананьевский, Григорий Гусятинский и Сергей Буторин

В 1996 году, говорится в деле, в ходе внутренних разборок были убиты «Культик», «Дракон», Гриша «Северный», после чего «Ося» возглавил «ореховских», а братья Олег и Андрей Пылевы (первый уже в 2000-х получил пожизненное заключение, а второй — 21 год колонии) — «медведковских». Затем они объединились и взяли под контроль десятки компаний, несколько банков, крупные рынки…  

Убит был Сергей Ананьевский 4 марта 1996 года рядом с посольством США на Новинском бульваре в собственном автомобиле марки Volvo 850. По одной из версий, убийство совершили участники Курганской ОПГ, а именно Павел Зеленин. Также вероятно, что Сергей Ананьевский мог стать жертвой противостояния с Измайловской ОПГ и одним из её лидеров — Аксёном. Так как Измайловские были в союзнических отношениях с Курганскими, то такая трактовка событий тоже выглядит логичной. Преступление осталось нераскрытым. Киллер разрядил рожок автомата из автомобиля марки Volkswagen Caravelle расстреляв «Культика» через лобовое стекло.  

Авторитет получил около 20-ти пуль, одна из которых попала ему в голову. Один примечательный факт, который говорит о силе воли этого человека: приняв большую часть рожка, он всё-таки попытался дотянуться до своего пистолета, который был заткнут за его поясной ремень. Потом позже уже прибывшие на место происшествия оперативники ещё долго не могли разжать окоченелую руку, сковавшую предсмертной судорогой пистолет.

В новостях покажут сюжет, в котором Сергей Ананьевский лежит на асфальте в вельветовых брюках и чёрном полупальто с раскрытыми глазами (может быть, выражающими удивление от того, что произошло). Ему было всего 33 года. Похоронен на Хованском Центральном кладбище в марте 1996 года на знаменитой «Аллее Героев» Ореховской ОПГ в Москве…

Из воспоминаний двоюродной сестры покойного:

«Наш Серёжа, маленький Ёжик в детстве, стал тем, кем стал…

Он коренной москвич в третьем поколении, родился в роддоме № 25 на Ленинском проспекте в семье служащих (как было принято говорить в советские времена), так как жили мы всей семьей на ул. Марии Ульяновой в маленькой 2-х комнатной квартире, нас было семь человек.

Глава нашей семьи — бабушка Сергея по отцовской линии (Семенова Валентина Митрофановна), она была уникальным человеком, очень волевая, очень строгая, очень скромная и великая труженица. Она была учителем математики в школе на Таганке 53 года, и вытащила из подворотен не одно поколение своих учеников. А начинала свою «карьеру» в 20-ые годы в деревне, куда была направлена ликвидировать неграмотность с зарплатой в виде пайка от деревни на пропитание учительницы 19 лет от роду, не имеющей даже ботинок, чтобы ходить к своим ученикам. Так и ходила до ноября учительница босиком, пока всем селом не сделали ей обувку.

Сергей Ананьевский - Культик

У бабушки было трое детей – сыновья – Витольд и Дмитрий (младший в семье – отец Сережи), и дочь Галина (моя мама.). Все, не смотря на вопиющую бедность военных и послевоенных лет, получили высшее образование, Витольд Владимирович, пройдя белорусские партизанские леса в 16 лет, закончил институт стали и сплавов инженером технологом, Галина Владимировна –донашивая перешитую бабушкой одежду своего старшего брата, закончила с серебряной медалью школу, а потом с красным дипломом факультет самолетостроения Института управления. Дмитрий Владимирович закончил Институт нефти и газа и был инженером- электронщиком, работал в самолетостроении, не раз в качестве технического специалиста присутствовал на запусках на Байконуре.

Впрочем, в самолетостроении работали все – и дядя Толя (Витольд Владимирович Ананьевский), и моя мама — любимая тетя Сережи (Галина Владимировна Станиславская), и Дмитрий Владимирович Ананьевский (отец Серёжи), и Димина жена, Серёжина мама, Татьяна Ивановна. 

Серёжа закончил спецшколу с литературным уклоном (№ не помню), она была на Ленинском проспекте в районе м. Октябрьская. Спортом начал наниматься с 7 лет – плаванием.

Вообще в семье был культ спорта. Витольд Владимирович увлекался лыжами, моя мама Галина Владимировна была мастером спорта по волейболу, хорошо ходила на лыжах, плавала, Дмитрий Владимирович любил волейбол, лыжи, поэтому мы детьми с раннего возраста занимались спортом. В нашей семье было нормально – много читать, престижно – хорошо работать для своей страны (все же работали в авиации и очень этим гордились), и заниматься спортом.

После школы Серёжа поступает в Московский авиационный институт (МАИ), факультет вооружения, во-первых, традиции семьи, а во-вторых, там уже училась я, его старшая сестра.

По родству мы были двоюродные, но выросли вместе, в одной квартире, и считали себя родными.

В МАИ Сережа увлекся тяжелой атлетикой и пауэрлифтингом, у нас в институте был очень хорошо поставлен спорт и Сережа стал серьезно тренироваться со штангой.

Сергей Ананьевский и Сергей Зайцев

На фото: Сергей Ананьевский и Сергей Зайцев

На своем факультете он встретил свою будущую жену, поженились они, по-моему, курсе на 3-4–ом. После диплома его забрали на 2 года в армию, это был единственный год, когда ребят из МАИ с бронью, так как у нас была военная кафедра, забрали в армию, он служил в наземной инженерной службе какого-то военного аэропорта где-то недалеко от Чернобыля. У них чисто случайно облако прошло мимо, мы тогда все очень волновались.

Когда он вернулся из армии, а у него была семья, ребенок, надо было зарабатывать деньги, а в нашей отрасли уже было понятно, что кроме оклада в 130-140 руб. ему ничего не светило, и то только по блату. И он пошел работать на Петровку, в отдел борьбы с проституцией. Но выдержал на этой работе он недолго. Он сам говорил мне, что не выдерживает видеть одну грязь, что все кругом продажные, что он не сможет уважительно относиться к женщинам, т.к. ему кажется, что все – легкого поведения.  И он ушел из МУРа в свободное плавание.

А спортом он продолжал заниматься все время. Какое-то время еще в МАИ, а потом он увлекся бодибилдингом, даже организовал первые выступления американских культуристов в Москве (я там была – это было как окошко в другой мир). Потом начались попытки организовать спортивные клубы по пауэрлифтингу. Наш Госкомспорт сказал, что ему это не надо, сколько Сережа не добивался, в финансировании было отказано. Вот, видимо, тогда он и стал зарабатывать деньги как это было возможно в то время, т.е. путем криминала.

Сергей Ананьевский и Валерий Щедрин

Серёжа много тренировался, но выступать было нельзя, потому что официально в нашей стране такого вида спорта не существовало. Тогда он со своими друзьями сделали несколько клубов, на свои деньги тренировали команду. Но у самого у него к тому времени случилось несчастье. На тренировке он сломал большой палец на руке, а врачи не сумели его грамотно срастить, были какие-то праздники и гипс положили плохо. Результат, он больше не мог быть действующим спортсменом. Тогда он предложил своему близкому другу, что он его подготовит вместо себя для выступления на чемпионат то ли мира, то ли Европы – не помню, но сам факт создания федерации – это его личное страстное желание, настойчивость и труд. Когда команда вышла на первый чемпионат (он ее подготовил), то его друг сразу взял бронзу. Это был шок для признанных лидеров американцев, которым до появления русских не было равных в мире. И вот тогда Серёже сразу дали заслуженного тренера – уникальный случай для его возраста. Но и создание федерации пауэрлифтинга в те времена, тоже считаю было уникальным. Легко было принимать решение, когда все уже было организовано – и клубы, и команда, и финансирование. Мне это рассказывал председатель федерации пауэрлифтинга после Серёжи на первом турнире имени Сергея Ананьевского, после его гибели…

Как мы узнали о Серёжиной гибели? Позвонила его мама, которая всё увидела в новостях, причем было сказано, что в результате криминальной разборки был убит охранник какого-то банка. А потом мы видели газету, где заметка о гибели брата была вся с враньём, но что интересно, ее выпуск набирался, когда Сережа был ещё жив. И, конечно, ни слова о том, что это была за фигура в спорте!

Серёжа очень любил собак, у него было их 2 – ротвейлер, подаренный друзьями, и скотч терьер по имени Султан (Сулик), так вот ровно в 13:15, когда произошло убийство, Сулик завыл и полез под кровать, вот тогда Серёжина мама Татьяна Ивановна и поняла, что что-то случилось и включила телевизор… 

Я знаю, то время, в которое он жил, изуродовало почти всё их поколение, но еще я знаю, что он был один из самых лучших в этом поколении, да и не только в нем. Если бы ему дали возможность заниматься спортом и финансировали федерацию – мой брат был бы жив…»

Из воспоминаний Алексея Шерстобитова:

«Сергей – очень достойный человек, главный тренер сборной команды по силовому троеборью РФ, первый президент федерации пауэрлифтинга России. На свои деньги, пусть и заработанные таким путем, построил спортивный комплекс для пауэрлифтинга. Содержал несколько выдающихся спортсменов…

От его руки полегло восемь «воров в законе», на встречах он этого не скрывал и предлагал желающих «спросить» за это прямо на месте (я лично был тому очевидец, причем тогда нас было только двое — будь оппоненты посмелее, не помогли бы и два пистолета, находившиеся в кобурах за спиной)…

Григорий Гусятинский, Валерий Кузнецов и Ананьевский Сергей

На фото: Григорий Гусятинский, Валерий Кузнецов и Ананьевский Сергей

Сильная личность, интеллектуален, дерзок, но справедлив, и если бы остался жив, то очень многое пошло бы не так, как минимум у него остались некоторые связи «Сильвестра» и на Лубянке в том числе, его знали, его уважали, свои и его боялись чужие … Человек без страха и упрека, такие, как он, ведут за собой армию, приводя её к победе!

…Курганским отдал два броневика, после покушения на них у Садко-Аркада, но эти ребята всегда жили за счет крови своих покровителей, много он для них сделал, как и для многих других, за что получил два десятка пуль у американского посольства, расстрелянный Пашей Зелениным, через заднее стекло минивэна, стоящего, как и его Вольво, на светофоре, бампер в бампер…

 Его жизнь и смерть – яркая иллюстрация упущенных Россией возможностей. Мне он запомнился выдающимся человеком. Если бы не команда, переданная по рации, Березовский почил бы раньше – в 1994 году…

…Когда я приезжал обсудить какие-нибудь темы, то почти всегда происходило это с двумя Сергеями — Ананьевским и Буториным. Совершенно разные люди, разные судьбы, разные интересы.

Вспоминая его похороны… Я тоже был на них, но меня никто не видел. Результатом моего присутствия была кипа фотографий… Удивительно, сколько людей пришло тогда. Очень много спортсменов, которым он помогал, и содержал. Очень отличались лица тех, кто пришел проводить его в последний путь по зову сердца и тех, кто по обязательству. Многим он помог, и чтобы не говорили, много сделал хорошего, кого-то защищал.

Сергей Ананьевский / Мир силы 2000

Конечно, он убивал, но никогда не издевался. Слово его было нерушимым, действия всегда доводились до логического конца. Не стоит винить то время, хотя именно оно было причиной многого, во всем виноват сам человек, но Господь каждому всегда дает возможность что-то изменить в своей жизни. Почему-то он остался без такой возможности, по всей видимости, просто не воспользовался бы ей…

 В его лице многое потеряно: ему беспрекословно подчинялись, шли за ним, не думая куда и зачем. Перестрелка у театра Красной Армии тому безусловное доказательство. На встречах с противником он говорил, как власть над ним имеющий, ничего не опасался в отношении себя, считая нормой такой подход.

Еще одно качество: он сам делал всё, если успевал или умел. В отличии, скажем, от наших предводителей Гусятинского и Пылевых, считая невозможным заставлять людей делать то, что боишься совершить сам.

…Незадолго до смерти он выжимал с груди штангу весом 220 килограмм на один раз, находился в прекрасной спортивной форме и не боялся ничего, даже не задумываясь о том, сколько ему отмерено. Но насыщенный и опасный образ жизни, конечно, накладывал свой отпечаток, он понимал опасность и видел ее в воочию, видел и никогда от нее не бегал… Такая жизнь требовала отвлечений, и он находил их. За пять тысяч долларов летал на МИГ — 29, стрелял из пушки танка, в ЮАР охотился на экзотических животных, никогда не уходил от возможности проверить свои силы в единоборстве… посещал мероприятия богемы и никогда не покидал их без трофея.

Он подчинялся только одному человеку — «Сильвестру», при этом, не признавая ни авторитетов, ни силы… Честности и порядочности в нем было несравненно больше, чем в современных представителях правящей элиты и им подчиняющихся. Такие войну оканчивают маршалами, а в мирное время перестают устраивать, поскольку колют глаза свои благородством и бескомпромиссностью.  

Он был хорошим, настоящим мужиком, достойным уважения, но вершившим зло среди зла, ради целей, в которых каждый из нас не найдет ничего предосудительного…

У него у единственного не было дома приобретённого за рубежом, почти все средства он вкладывал в развитие спорта и спортсменов. Вот такой парадокс, рожденный 90 — ми.

Очень хочу, чтобы сказанные слова в таком положительном тоне не вызвали негативные эмоции у тех, кто считает будто преступивший закон не может обладать нормальными человеческими качествами. Я считаю, что у всех людей имеются все качества, но вот уровень их развития совершенно разный. Не качества определяют судьбу человека, а стечение обстоятельств или по-другому – воля Божия.  

Сергей Ананьевский не позволял себе подниматься выше других, пусть и своих подчиненных, относился с уважение к знакомым и незнакомым людям, умея быть с ними на одном уровне. Другое дело люди, ставшие против…

Криминальный мир, как и любой другой, наполнен разными людьми, первый осознаёт свои деяния и заведомо готов ответить за них, а вот обычный мир, якобы существующий вне криминала, кажется очень часто лицемерным, поскольку криминала в нем не меньше, особенно у людей, облаченных властью. Однако о них официально принято говорить с уважением и признательностью, хотя все содеянное ими, как правило, известно. Мы не вправе осуждать никого, не должны позволять своему сердцу озлобляться. Именно это изменит мир, осуждение лишь увеличит зло…

Именно поэтому я говорю о Ананьевском Сергее в таких интонациях, и прежде всего из-за уважения, испытываемого к нему. Ровно такового, как к погибшему при исполнении своих обязанностей следователю спец. прокуратуры Юрию Керязю, и застреленных при перестрелке на Петровско -Разумовском рынке Сашей Солоником и его товарищем нескольких милиционеров, и знаемого мною лично, тоже погибшего, их товарища полковника Саратова Андрея, который желая отомстить за смерть друга, искал и в конце концов нашел Солоника, пусть и мертвым.

Винить некого, каждый виновен в плохом поступке и лишь его заслуга, если поступок достойный. Господь нам всем Судья…»

Так кем же всё-таки был Сергей Ананьевский? Бандитом или пассионарием, ореховским авторитетом или человеком без страха и сомнений, убийцей или спортсменом и тренером? 

Невероятно сложно объективно оценивать действия таких людей в реалиях сегодняшнего дня. Эти люди жили и совершали свои поступки 25-30 лет назад, а это было совсем иное время, со своими законами и правилами, героями и предателями, ценностями и представлениями о морали…

Пожалуй, наиболее точно высказался об этом феномене Алексей Шерстобитов в своей книге «Ликвидатор»:

«С одной стороны: «вот были люди…», а с другой – трагедия сильных, амбициозных и невостребованных. Как к ним относиться? Как к бандитам-отморозкам, не заслуживающим внимания или как к тем, кто «однажды оступился и пути назад уже не было»?.. Не берусь судить. Это наши 90-е, поломавшие тысячи судеб.»

 

Материал подготовлен корреспондентским блоком СПР/WRPF.

 

 

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *